Компании копят свободную наличность.
Металлурги занялись самосохранением
Евгений Переверзев / Коммерсантъ

Крупнейшие российские металлурги в первом полугодии сумели скопить свободную наличность, но крупных покупок по-прежнему не планируют, предпочитая снижать долги и осторожно тратиться на инвестпрограммы. Интересных активов в отрасли нет, а перспективы следующего года туманны, объясняют аналитики.

 

ММК Виктора Рашникова в пятницу раскрыла итоги первого полугодия по МСФО. Во втором квартале основные показатели выросли: EBITDA — на 13,6%, до $560 млн, свободный денежный поток (FCF) — на 30%, до $233 млн, но результаты за шесть месяцев оказались слабее прошлогодних. Выручка снизилась на 17,6%, до $2,6 млрд, EBITDA — на 17%, до $847 млн, FCF — на 10,8%, до $329 млн. Чистая прибыль за полугодие выросла на 3,8%, до $486 млн. Во втором квартале ММК получила рекордную маржу по EBITDA 36,1% благодаря "эффекту от реализации части пакета акций компании Fortescue Metals Group (FMG) — $77 млн", сообщила компания, без этого маржа EBITDA составила бы 31,1%. На начало года у ММК было около 5% FMG, но в первом квартале компания продала 2%, получив "$68 млн эффекта на EBITDA", а в июле реализовала акции на $118 млн (из средней капитализации FMG в июле $9,5 млрд это примерно 1,5%). Финансовый директор ММК Сергей Сулимов в пятницу не назвал оставшийся у компании пакет FMG, но заявил, что его планируют продать его до конца квартала.

 

До ММК за полугодие отчитались и два других крупнейших производителя плоского проката в РФ — "Северсталь" Алексея Мордашова и НЛМК Владимира Лисина. Они также столкнулись с падением доходов на фоне более низких, чем в 2015 году, цен. Выручка "Северстали" снизилась на 19,8%, до $2,67 млрд, EBITDA — на 31,8%, до $799 млн, FCF — на 51,4%, до $638 млн, но чистая прибыль выросла на 8,9%, до $878 млн. НЛМК получила $3,44 млрд выручки (падение на 21%), $750 млн EBITDA (падение на 33%), FCF снизился на 16%, до $432 млн, чистая прибыль упала вдвое, до $242 млн. Все три компании активно рефинансируют и снижают долги. У ММК чистый долг на конец полугодия снизился до 0,44 EBITDA (0,67 на конец 2015 года), до $688 млн, в середине июля компания объявила, что досрочно погасила $403 млн, оставшихся от привлечения свыше $1 млрд на строительство завода MMK Metalurji в Турции (аналитики считали, что это может свидетельствовать об активизации процесса продажи турецкого актива). "Северсталь" снизила чистый долг на конец полугодия до 0,3 EBITDA с 0,4 на конец 2015 года, до $511 млн, и в июле погасила облигации на $255 млн. Чистый долг НЛМК, напротив, вырос до 0,7 EBITDA ($1,16 млрд) с 0,6 на конец года, но компания рефинансировала $571 млн долга с выплатой в 2017-2018 годах, выпустив евробонды на $700 млн с погашением в 2023 году.

 

Но несмотря на низкую закредитованность и наличие свободных средств (у НЛМК на конец полугодия было $1,6 млрд, у "Северстали" — $2,06 млрд, у ММК — $880 млн), компании не планируют сделок M&A, предпочитая направлять средства на снижение долга, дивиденды и инвестпрограммы. "Мы не видим возможностей на рынке",— говорил в июле о перспективах покупок заместитель гендиректора "Северстали" по финансам и экономике Алексей Куличенко. ММК направит свободные средства на снижение долга, а в сентябре совет директоров может утвердить дивидендную политику, предполагающую выплаты от 30% из FCF (сейчас — не менее 20% от прибыли), сказал господин Сулимов. Весной 2017 года ММК обсудит, что делать с избыточной наличностью, но не планирует крупных сделок M&A, они не вписываются в стратегию, уточнил он. Президент НЛМК Олег Багрин в июле заявлял бельгийскому Trends-Tendances, что компания может нарастить мощности по выплавке стали с 16 млн т до 20 млн т к 2020 году. Но уже 27 июля он уточнял, что рост может быть достигнут и за счет расшивки узких мест и строительства новых прокатных мощностей.

 

НЛМК и ММК, вероятно, могло бы быть интересно увеличить вертикальную интеграцию в уголь и руду, говорит Андрей Лобазов из АТОН, но привлекательных активов на продажу в отрасли нет, и акционеры предпочитают направлять деньги на органическое развитие и дивиденды. К тому же, добавляет он, неясно, каким будет 2017 год, и запасы ликвидности не помешают.

 

Анатолий Джумайло