Обозреватель FT Мартин Вулф о том, как бороться с ясными, простыми и неверными решениями.
Популизм приходит вслед за кризисом в экономике
Gage Skidmore / donaldjtrump.com

«У любой сложной проблемы есть решение – ясное, простое и неверное» – эти слова американского журналиста и сатирика Генри Луиса Менкена вполне могли бы быть сказаны о современной политике. Западный мир сталкивается со сложными проблемами – прежде всего с недовольством огромного количества граждан. Те, кто стремится к власти, вроде Дональда Трампа в США и Марин Ле Пен во Франции, предлагают ясное, простое и неверное решение – национализм, нативизм (теория превосходства граждан, родившихся в стране, над иммигрантами – «Ведомости») и протекционизм.

 

Все эти лекарства – фальшивки. Что не мешает болезни быть вполне реальной. Если правящие элиты по-прежнему будут не в состоянии предложить убедительные средства лечения, волна сметет их самих, заодно положив конец попыткам соединить демократическое самоуправление с открытым, основанным на сотрудничестве мировым порядком.

 

В чем причина этого отката? В значительной степени дело в экономике. Рост благосостояния прекрасен и сам по себе. Но кроме этого он дает возможность вести политику игры с положительной суммой, что укрепляет демократию, ведь возможность заработать очки получает каждый игрок. Рост благосостояния примиряет людей с экономическими и социальными проблемами. А его отсутствие порождает гнев.

 

McKinsey Global Institute выявляет особенности происходящего в докладе, красноречиво названном «Беднее, чем родители?» В нем показывается, сколько домохозяйств пострадали от стагнации или падения реальных доходов. С 2005 по 2014 г. это испытали на себе от 65 до 70% домохозяйств в 25 развитых странах. Между тем с 1993 по 2005 г. таких домохозяйств было лишь 2%. Это касается собственно заработанных доходов, так как из-за бюджетного перераспределения доля страдающих от стагнации реальных располагаемых доходов составила от 20 до 25%.

 

McKinsey также исследовал личную удовлетворенность уровнем доходов, опросив 6000 человек во Франции, Великобритании и США. Как выяснилось, она в большей степени зависит от того, выросли ли доходы человека по сравнению с людьми сходного статуса, чем от того, приблизились ли они к доходам более состоятельных сограждан. Люди предпочитают становиться более обеспеченными, даже если знают, что разрыв с более богатыми им не сократить. Стагнирующие доходы удручают больше, чем растущее имущественное неравенство.

Читать далее