Суд в Белгороде признал неправомерным отказ страховой компании выплатить по кредитной задолженности клиента, умершего от болезни, связанной с ВИЧ.
Только не ВИЧ
Fotolia/jarun011

Банки.ру разбирался, почему страховщики считают ВИЧ-инфекцию нестраховым случаем.

 

Кредит — страховка — смерть

 

В Белгороде суды двух инстанций признали недействительным пункт правил страхования жизни, согласно которому смерть по причине заболевания, связанного с ВИЧ, является нестраховым случаем. Белгородский областной суд отклонил жалобу страховой компании на решение районного суда, который удовлетворил иск наследницы умершего кредитного заемщика. Об этом сообщает пресс-служба суда.

 

В 2014 году муж истицы взял кредит в банке на покупку автомобиля под его залог. При оформлении кредита клиент оформил страховку жизни, присоединившись к коллективному договору банка с СК «Сосьете Женераль Страхование жизни». Плата за подключение к программе страхования составила 55 тыс. рублей, уточняется в сообщении суда.

 

Менее чем через полгода мужчина умер. Как следует из медицинских документов, причиной смерти стала болезнь, вызванная ВИЧ-инфекцией, причем факт наличия такого заболевания был установлен уже после смерти. Супруга заемщика сообщила в банк о смерти мужа, рассчитывая, что задолженность перед банком будет погашена по страховке.

 

Однако страховая компания отказала в выплате, сославшись на пункт правил страхования, в соответствии с которым событие не является страховым случаем, если оно произошло в результате болезни застрахованного, прямо или косвенно связанной с ВИЧ-инфекцией. Жена заемщика посчитала незаконным признание случая нестраховым, так как на момент заключения договора ее супруг не имел данного заболевания, говорится в материалах суда.

 

Вдова обратилась в суд, который признал пункт правил страхования недействительным, вынес решении о взыскании с компании 508 тыс. рублей — такой была задолженность по кредиту на момент смерти супруга истицы, а также присудил страховщику выплатить в пользу заявительницы штраф 254 тыс. рублей (50% от спорной суммы, за отказ добровольно удовлетворить требования потребителя), плюс 5 тыс. рублей компенсации морального вреда.

 

Это решение районного суда страховщик обжаловал, но апелляционная инстанция оставила решение без изменений, согласившись с выводами первой инстанции.

 

Судьи руководствовались законом о предупреждении распространения ВИЧ в Российской Федерации, согласно которому «права и свободы граждан РФ могут быть ограничены в связи с наличием у них ВИЧ-инфекции только федеральным законом», а в остальном они обладают всеми правами и обязанностями, установленными Конституцией. В законодательстве нет действующих ограничений на заключение договора личного страхования с ВИЧ (СПИД)-инфицированными, а потому ограничение ответственности страховщика в зависимости от наличия у застрахованного ВИЧ-инфекции неправомерно, рассудил Белгородский облсуд.

 

В «Сосьете Женераль Страхование жизни» заверили, что страховщик в полной мере исполнит решение суда и выплатит клиенту страховое возмещение. При этом в компании отметили, что на рынке страхования жизни без проведения медицинского андеррайтинга (то есть без обследования, которое зачастую часто крайне неудобно для клиента) распространена практика ограничения покрытия по некоторым рискам.

Например, рискам, связанным с заболеваниями, имевшимися на момент заключения договора (хроническими сердечно-сосудистыми, психическими и др.), могут исключаться болезни, связанные с ВИЧ-инфекцией или с употреблением алкоголя. Тариф всегда учитывает именно тот набор рисков, который покрывается по договору, - сообщили в компании.

Представитель страховщика также отметил, что в последнее время на рынке стала складываться новая судебная практика, согласно которой болезни, связанные с ВИЧ-инфекцией, не могут исключаться - по данным компании, с таким решением суда столкнулись еще два страховщика.

 

«Драконовский пункт»

Безусловно, это (исключение ВИЧ из страхового покрытия. — Прим. ред.) драконовский пункт. Для чего нужна страховка, как не для того, чтобы помочь человеку при наступлении несчастья? — комментирует управляющий партнер юридической компании «Неделько и партнеры» Василий Неделько.

Несмотря на это, по его словам, об ущемлении прав ВИЧ-инфицированных здесь речи не идет. «Компания не отказывает больным в страховании и не нарушает их права. Она просто пытается не допускать злоупотребления правом со стороны пациентов. Заключая договор страхования, компания оперируют математическими критериями: вероятность наступления страхового случая и размер премии. Чем выше шансы, что с человеком может что-то произойти, тем больше должен быть размер страховой премии, — рассуждает юрист. — Если бы компании удалось доказать, что человек знал о заболевании, но обманул страховщика, чтобы не платить повышенную страховую премию, решение было бы вынесено в пользу компании. Здесь дело не ущемлении прав людей с какой-либо формой заболевания, а математический расчет и стремление получить прибыль».

 

В данном случае правила страхования были сформулированы как ущемляющие права потребителя. Именно поэтому суд встал на сторону заявителя, возражает старший юрист адвокатского бюро «А2» Екатерина Ильина. По закону о защите прав потребителей «условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами РФ в области защиты прав потребителей, являются недействительными», — говорит она.

 

О свободе договора, по словам Ильиной, в данном случае говорить не приходится: «Договор и правила страхования являются типовыми, а потребитель лишь присоединился к ним и, таким образом, был лишен в должной мере возможности согласовать условия и выбрать их».

 

Исключительное исключение

 

ВИЧ или СПИД — единственная причина, которая по большинству текущих правил страхования является основанием для отказа в выплате независимо от того, знал человек при заключении договора о наличии у него положительного ВИЧ-статуса или не знал, комментирует эксперт страхового рынка. В этом отличие этого исключения от других критических заболеваний — онкологии, инфаркта, инсульта и пр.

Такой пункт в договоре — требование зарубежных перестраховщиков, это международный стандарт, — объясняет эксперт. — Смысл в том, что при положительном ВИЧ-статусе к летальному исходу может привести практически любое, даже небольшое заболевание. При этом сложно доказать, что именно этот вирус стал причиной заболевания, из-за которого человек умер. Даже в медицинских выписках о причинах смерти основной диагноз и «положительный ВИЧ-статус» идут через запятую, поскольку высока вероятность, что одно привело к другому. Но этой связи может и не быть.

При этом суды обычно встают на сторону клиентов — решение белгородского суда в этом смысле не первое, уточняет источник Банки.ру.

Закон, действительно, запрещает ограничивать права ВИЧ-инфицированных граждан — например, таким образом может быть расценен отказ принять их на страхование, — рассказывает он.

При этом у каждого страховщика свои тонкости: так, в «Ренессанс страхование жизни» граждане с ВИЧ или СПИД на страхование жизни не принимаются, говорит президент компании Олег Киселев. Однако случай признается страховым, если застрахованный заболеет ВИЧ в период действия договора вследствие переливания крови или вследствие профессиональной (медицинской) деятельности, уточняет он.

 

Исключения по ВИЧ-инфекции или иным критическим заболеваниям встречаются в разных продуктах, например по медстрахованию, а не лишь в страховании жизни, добавляет представитель «АльфаСтрахования». Под исключение попадают и некоторые виды рака.

В случае если заболевание не является исключением из правил страхования, для страхования важен факт, что страхователь и компания не знали о будущем заболевании в момент заключения договора, — говорит он.

Для сохранения баланса интересов и существует суд, подытоживает Василий Неделько: «По-видимому, в данном случае суд решил, что умерший не знал о своем заболевании, и его наследников наказывать не за что».

 

Елена ПЕТЕШОВА, Banki.ru