Россия хотела бы сделать закрытыми споры с инвесторами в международных арбитражах и сузить круг инвесторов, которые вправе подавать к ней иски, следует из новой редакции правил заключения соглашений по вопросам поощрения и защиты капиталовложений, которую Минэкономики опубликовало для обсуждения.
Минэкономики хочет скорректировать будущие соглашения о защите инвестиций
Александр Миридонов / Коммерсантъ

Ведомство Алексея Улюкаева представило для обсуждения проект постановления, регламентирующего правила заключения соглашений о капиталовложениях с иностранными государствами и их объединениями. Раньше речь шла об отдельных государствах, теперь Россия получит возможность заключать соглашения, например, с ВТО и ТТП, констатирует советник Europe Marine Group Ltd Айбек Ахмедов. Новый документ сменит постановление N456 2001 года и будет распространяться в течение десяти лет на соглашения, заключенные после вступления в силу новой редакции. Сейчас действуют 78 соглашений о поощрении и защите капвложений со странами мира, часть которых была заключена еще в конце 1980-х годов.

 

Документ разработан для адаптации к складывающейся арбитражной практике, говорится в пояснительной записке к документу (есть у "Ъ"). По новым правилам инвесторам потребуется предъявлять досудебные претензии к государству--участнику соглашений (сейчас такого правила нет). Для исков к государству будет установлен пятилетний срок давности. Государство сможет при желании сделать конфиденциальными любые сведения о споре с инвестором. Правила сужают круг лиц, которые вправе подавать иски к государству в международный арбитраж, к ним не будут относиться юридические лица, не ведущие "существенной деловой активности" на территории страны-участницы соглашения. "Если инкорпорированную за пределами РФ компанию контролируют россияне или если компания в России значимой деятельности не ведет, такие лица не вправе рассчитывать на защиту",— объясняет адвокат "Муранов, Черняков и партнеры" Дмитрий Давыденко.

 

Меняется и порядок разрешения споров: по старой версии правил можно было обратиться в три варианта судов — международный арбитраж, созданный специально для спора (ad hoc) по регламенту ЮНСИТРАЛ, в арбитраж в стране--участнице соглашения или в Международный центр по инвестиционным спорам, созданный по Вашингтонской конвенции 1965 года (ICSID), впрочем, последнюю Россия так и не ратифицировала, объясняет партнер Baker & McKenzie Владимир Хвалей. Новые правила ограничивают разбирательства только арбитражами ad hoc по правилам ЮНСИТРАЛ и государственными судами стороны соглашения. "Для инвестора очевиден факт, что обращение в государственный суд того государства, которое национализировало инвестиции, с иском о защите инвестиций не приведет к положительному результату",— отмечает господин Хвалей. Идею передавать споры в госсуды он считает бессмысленной.

 

В июне на Петербургском юридическом форуме Дмитрий Медведев заявил о будущих преобразованиях в системе инвестиционного арбитража. По его словам, ею нельзя манипулировать, "а именно так и происходит, когда имущественные требования к своему государству заявители предъявляют в международном арбитраже, используя "корпоративную вуаль" иностранного юрлица".

 

Крупных исков по компенсации инвестиций, доведенных до конца, к России не было, большинство дел находится в промежуточной стадии — это споры со швейцарской Ameropa (миноритарий "Тольяттиазота"), гражданином Греции Арташесом Амаляном, структурами бизнесмена Сергея Пугачева. Потенциально крупнее две группы исков со ссылкой на соглашения о защите инвестиций — украинские по убыткам в Крыму (в том числе от бизнесмена Игоря Коломойского) и по "делу ЮКОСа". В частности, в Испании и Швеции миноритарии ЮКОСа получили решения арбитражей по некрупным компенсациям, в Швеции это решение оспорено РФ.

 

Софья Окунь, Дмитрий Бутрин