Независимый эксперт Андрей Рагозин о том, почему доступность медпомощи снижается, а ее стоимость растет.
Недостраховая медицина
М. Стулов / Ведомости

Системе обязательного медицинского страхования в России исполнилось 25 лет – но назвать ее страховой по-прежнему нельзя. В 2014 г. президент Путин дал поручение завершить переход системы ОМС на страховые принципы, главный из которых установлен законом от 29.11.2010 № 326-ФЗ – это эквивалентность бюджета ОМС ее обязательствам по оплате гарантированной населению медицинской помощи при создании условий для ее доступности. К сожалению, есть основания говорить, что для создания страховых механизмов реализации этих принципов почти ничего не делается. Это значит, что в условиях кризиса инструментами сведения баланса ОМС будут, как всегда, снижение доступности медицинской помощи и, возможно, дальнейший рост взносов страхователей.

 

Главный страховой механизм сбалансированности бюджета ОМС и финансовой доступности помощи населению – экономически обоснованная цена страхования, т. е. Программы государственных гарантий оказания бесплатной медицинской помощи гражданам (Программа госгарантий). Очевидно, эта цена должна определяться статистикой заболеваемости населения (т. е. вероятностью обращений за медуслугами) и тарифами ОМС на эти услуги. Однако ОМС не располагает достоверной статистикой по заболеваемости, а его тарифы на никогда не имели экономического обоснования. Поэтому цена Программы госгарантий (сейчас почти 1,5 трлн руб.) рассчитывается исходя из затрат прошлых лет, доступного бюджета и административного веса отраслевых лоббистов. Проще говоря, количество больных неизвестно, а стоимость нужных им медуслуг берется с потолка.

 

Статистика по заболеваемости недостоверна, поскольку исходит из учета обращений. Государственные лечебные учреждения искажают статистику: по одним показателям (за которые платят) выгодны массовые приписки и гипердиагностика, по другим (за которые наказывают) – наоборот. Частные же клиники не сдают статистику вообще или делают это формально – ответственности за непредоставление или искажение информации они не несут. Статистика искажается и из-за низкой доступности помощи, особенно в сельской местности и малых городах. Нет в районе офтальмолога – глазные болезни идут на убыль, появился специалист – начинается их «эпидемия». При этом информатизации здравоохранения даст 100 очков вперед любой нормальный автосервис. В XXI в. в России нет единого сетевого персонифицированного учета здоровья россиян, отражающего все их обращения за помощью по всей территории страны, в том числе установленные, снятые или уточненные диагнозы. Поэтому один и тот же пациент с одной и той же проблемой может многократно регистрироваться разными клиниками как впервые заболевший, да еще и разными болезнями. Отсутствие персонифицированного учета здоровья рождает целый ряд других проблем: отсутствие преемственности помощи, невозможность эффективно планировать ресурсы и закупки, бороться с социально значимыми болезнями. Независимые исследования здоровья населения – самый объективный инструмент контроля заболеваемости – последний раз проводились еще в СССР.

Читать далее