Историк Александр Васильев о том, на кого может опереться турецкий президент после чисток в армии.
Внешние помощники Эрдогана
OZAN KOSE / AFP

Переворот в Турции завершился разгромом мятежников. Неудача военных позволяет президенту Реджепу Тайипу Эрдогану существенно укрепить свою власть. В ближайшее время основной целью Эрдогана во внутренней политике будет завершение конституционной реформы, которая позволит ему получить абсолютную власть в стране. Эрдоган будет укреплять лояльность силового блока – армии, полиции, судейского корпуса. Вероятно, мы увидим и давно анонсированную, но отложенную в связи с военной напряженностью в регионе военную реформу.

 

После переворота турецкому президенту представился хороший шанс продемонстрировать электорату свое противостояние американским планам в регионе. Уже прозвучали требования экстрадировать в Турцию проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого турецкое правительство считает организатором переворота, угрозы закрыть используемую американцами базу «Инджирлик».

 

Основной угрозой для безопасности внутри страны Эрдоган по-прежнему считает курдский вопрос. Вероятно, он попытается торпедировать американские отношения с курдами. Как минимум, турецкие власти не будут мешать ИГ (запрещено в России) проводить свои операции в северной Сирии вблизи турецкой границы, а объемы помощи умеренной оппозиции, которая борется с курдами в районе Ифрина и Алеппо, могут существенно увеличиться.

 

Итоги переворота заставляют задуматься о том, насколько Эрдогану теперь вообще нужна поддержка военных за пределами Турции. Процессы по делу тайной организации «Эрегенкон» и по делу о подготовке военными несостоявшегося переворота с кодовым названием «Кувалда» в 2007–2012 гг. нанесли мощный удар по военным и в целом по сторонникам светского пути развития Турции. Под судом оказалось до 17% высших офицеров. Это были в основном высокопоставленные военные, начальники штабов и командующие родами войск. К 2012 г. казалось, что турецкая армия, которая ранее обладала мощными традициями вмешательства в политическую жизнь, окончательно разгромлена, офицерство напугано и подавлено, а военные перевороты ушли в прошлое. Однако «арабская весна» внесла свои коррективы в отношения турецких военных и политиков. В 2014–2015 гг. в турецкой прессе неоднократно появлялись утечки информации о подготовке военной операции на севере Сирии (к слову, турецкие силовики умеют спрашивать и в настоящий момент адъютант начальника генштаба Турции уже сознался в том, что эти утечки организовал он – и, конечно же, по заданию Гюлена). Были представлены планы по вступлению Турции в наземную операцию в северной Сирии в районе между городами Джарабулусом и Азазом. Целью вторжения было, во-первых, предотвратить создание курдского государства; во-вторых – продемонстрировать борьбу с ИГ; в-третьих – втянуть союзников Турции, прежде всего по НАТО, в сухопутную операцию; в-четвертых – создать бесполетную зону на севере Сирии; в-пятых – буферную зону на приграничной с Турцией территории Сирии (до 30 км в глубину сирийской территории и до 110 км в длину), чтобы разместить там беженцев, угрожавших социальной стабильности внутри Турции. По-видимому, внутри правительства и среди первых лиц Турции был определенный консенсус по этому поводу.

Читать далее