На пенсионном рынке — новый всплеск мошенничества.
К пенсионерам-«молчунам» пришли фальшивые приставы
Олег Харсеев / Коммерсантъ

Последнее время на специализированных интернет-форумах и в соцсетях граждане все чаще жалуются на недобросовестные действия агентов НПФ, представляющихся сотрудниками "службы исполнения постановлений". Такой службы не существует, не исключено, что мошенники в данном случае пытаются использовать аналогию с Федеральной службой судебных приставов. "Пришли рано утром, мельком показали красные корочки некой службы исполнения постановлений. Рассказали о выходе нового закона, по которому граждане обязаны перевести средства из ПФР в НПФ, а потом попросили паспорт и СНИЛС, чтобы заполнить документы. Поняв, что это не приставы, никаких документов я не дал",— рассказал "Ъ" клиент ПФР Валерий. Как отмечают участники рынка, столь агрессивно недобросовестные агенты уже давно себя не вели. Наряду с новой схемой используются и старые, уже известные методы: мошенники представляются сотрудниками ПФР, дают объявления о приеме граждан на работу с целью сбора документов и пр. Как подчеркнули в ПФР, сотрудники фонда консультаций на дому не проводят и договоров с застрахованными лицами на дому не заключают.

 

Всплеск мошеннической активности "Ъ" подтвердили и в Банке России. Число жалоб, связанных с незаконным переводом пенсионных накоплений из ПФР в НПФ, либо из одного НПФ в другой, за второй квартал выросло почти вчетверо по сравнению с первым: 290 против 74 обращений соответственно, сообщили в ЦБ. "Все способы осуществления незаконного перехода рассчитаны на невнимательность и доверчивость граждан. Недобросовестным агентам достаточно знать ФИО гражданина и реквизиты его СНИЛС, чтобы перевести пенсионные накопления без ведома их владельца. Именно поэтому гражданам необходимо крайне осторожно представлять третьим лицам документы и внимательно знакомиться с каждым подписываемым документом",— подчеркнули в Центробанке.

 

В НПФ из топ-20 по активам и группах фондов, опрошенных "Ъ", действия сотрудников "службы исполнения постановлений" вызвали негативную реакцию. "Подобные действия недобросовестных агентов крайне негативно влияют на репутацию НПФ. При заключении договоров ОПС агент обязан раскрыть все условия договора, включая информацию о возможных потерях инвестдохода при досрочных переходах. В дополнение НПФ должны прозвонить каждого клиента и еще раз провести независимое интервью, подтверждающее знакомство клиента с особенностями и условиями перехода",— подчеркнули в пресс- службе пенсионной группы "Сафмар". "Мы реализуем жесткие корпоративные стандарты по отбору агентов и контролю их деятельности, включая многоступенчатую процедуру верификации договоров, в том числе обзвон клиентов. Тем не менее, как и в любом бизнесе, недобросовестные агенты есть, и при выявлении подобного рода случаев мы действуем жестко, расторгая отношения с агентами и переводя их в гражданско-правовую и не только плоскость",— говорит гендиректор НПФ "Будущее" Николай Сидоров.

 

Впрочем, всплеск мошенничества фонды отчасти спровоцировали сами. Напомним, в апреле этого года ряд крупных НПФ договорились о прекращении оплаты агентам за переходы клиентов из дружественных фондов, создав единую базу СНИЛС (см. "Ъ" от 18 апреля). Де-юре соглашения не существует, фонды отрицают факт такой договоренности, однако брокеры подтверждают: соглашение коалиции действует. "Практически работа по переводу накоплений из НПФ в НПФ не ведется: коалиция контролирует две трети рынка и за дублирующие переходы фонды не платят. В такой ситуации агенты переключаются на ПФР",— говорит брокер НПФ Сергей. По его словам, в большинстве случае один агент действует в интересах нескольких фондов, оплата услуг составляет около 5% величины счета клиента (по данным ПФР, по итогам кампании 2015 года средний счет при переходе в НПФ составил 62,87 тыс. руб.). Объединение фондов в коалицию провоцирует агентов на поиск новых схем работы с потенциальными клиентами, в том числе неправомерных, подтверждает гендиректор НПФ "ВТБ Пенсионный фонд" Лариса Горчаковская.

 

Всю ответственность за действия агентов, работающих в интересах фондов, несут НПФ, указывает гендиректор Национального НПФ Светлана Касина. "Риски фондов в случае жалоб граждан в ЦБ очень высоки",— добавляет она. Как отмечает партнер юридической фирмы Lidings Андрей Зеленин, в случае, если будет доказано нанесение ущерба гражданам, последствия могут быть серьезными как для агентов (вплоть до уголовной ответственности за мошеннические действия), так и для НПФ (вплоть до отзыва лицензии). При этом, учитывая, что основные объемы привлечения традиционно идут во второй половине года, ситуация будет только усугубляться.

 

Павел Аксенов