Зачем Владимиру Путину две альтернативные экономические программы.
Балансировка Кудрина
Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

Стремление соблюсти баланс сил остается главным инженерным приемом в конструкции системы власти в России. О приверженности Владимира Путина этому приему в очередной раз напомнило его поручение разработать экономическую программу на основе доклада Столыпинского клуба как альтернативную программе Алексея Кудрина. Из двух разных альтернативных программ, по словам пресс-секретаря президента Дмитрия Пескова, затем можно будет уже «взять некие идеи за основу».

 

 

Политическая логика заказа еще одной программы понятна: уравновесить Кудрина, который в отсутствие конкуренции со стороны «столыпинцев» набрал бы слишком большой вес и нарушил баланс в окружении Путина – особенно если иметь в виду, что Минфин при планировании расходов на 2017–2019 гг. проводит бюджетную консолидацию, т. е. фактически модель Кудрина. Такие чисто административные механизмы сдержек и балансировок сопровождают Кудрина на всем пути его репатриации в систему. Во-первых, это сам факт возвращения к работе на государство – в противовес помощнику президента Андрею Белоусову и советнику Сергею Глазьеву. Во-вторых, это выбор ЦСР в качестве места работы – чисто консультативного органа с невнятными полномочиями, а не правительства или администрации президента. В-третьих, это создание в Экономическом совете при президенте рабочей группы «Приоритеты структурных реформ и устойчивый экономический рост» под руководством Кудрина, но с участием одного из идеологов доклада Столыпинского клуба – зампреда ВЭБа Андрея Клепача, которую из-за такого состава еще при создании называли «умеренно работоспособной».

 

С административно-политической точки зрения эта логика уравновешивания и поиска баланса интересов понятна, но с экономической логикой сложнее. Может ли быть плодотворным и работоспособным такой компромисс – или же смысл сдержек и противовесов не в поиске компромисса? Стремление сбалансировать за счет друг друга программы Кудрина, предлагающего улучшать институты и свести дефицит бюджета до 1%, и Столыпинского клуба, предлагающего стимулировать экономический рост эмиссией, похоже на попытку запрячь в один воз лебедя и щуку. В этой ситуации средним путем выглядит стимулирование экономики инвестиционными льготами и проектным финансированием ЦБ, сторонником которого выступает Белоусов – именно он пролоббировал поручение президента заказать «столыпинцам» вторую программу.

Читать далее