Покупка госпакета «Башнефти» «Роснефтью» уже не кажется правительству нонсенсом .
Между нами, госкомпаниями
Антон Белицкий / Коммерсантъ

Приглашение госкомпании «Роснефть» поучаствовать в приватизации другой госкомпании – «Башнефти» хорошо иллюстрирует представление властей о том, что такое приватизация. Вчера «Роснефть» подтвердила получение приглашения ВТБ участвовать в покупке госпакета (50,1%) «Башнефти». Да, в списке рассылки предложения много и других адресатов, но не до всех еще они дошли – например, до «Лукойла», давно объявившего об интересе к покупке. В свою очередь, представитель «Роснефти» Михаил Леонтьев, сначала не комментировавший возможное участие «Роснефти», а потом отрицавший интерес госкомпании к участию в приватизации, на этот раз заявил, что предложение будет изучено. На изучение и раздумья времени не так уж и много: сбор заявок завершается 25 июля, сама сделка должна состояться до конца 2016 г.

 

«Башнефть» – хороший актив. Об интересе к госпакету кроме «Лукойла» заявляли Независимая нефтегазовая компания Эдуарда Худайнатова (президент «Роснефти» в 2010–2012 гг.), «Татнефтегаз», Forbes называл имена Алексея и Юрия Хотиных. Deutsche Bank счел оптимальным покупателем с точки зрения лояльности государству, наличия свободных активов и возможной синергии «Сургутнефтегаз», а глава «Башнефти» Александр Корсик с точки зрения наличия средств и близости стратегий развития – «Лукойл».

 

«Роснефть», как говорили «Ведомостям» близкие к руководству компании источники, присматривалась к активам «Башнефти» еще в 2013 г. – до того, как компания объявила о намерении провести размещение в Лондоне, до того, как было арестовано 85% голосующих акций «Башнефти», принадлежащих АФК «Система». В декабре 2014 г. «Система» по суду вернула контрольный пакет компании государству. «Роснефть» отрицала и интерес к «Башнефти», и какую-либо причастность к атаке на компанию.

 

Два года назад в правительстве считали нонсенсом саму возможность приватизации госкомпании другой госкомпанией. «Это не может называться приватизацией», – говорил министр экономического развития Алексей Улюкаев. Теперь первый вице-премьер Игорь Шувалов полагает, что такая логика неактуальна: «Я не хочу, чтобы мы так примитивно относились – раз «Роснефть», то плохо. Нет, «Роснефть» – это хорошо может быть при определенных условиях».

Читать далее