Новый британский премьер ужесточает политику по отношению к Брюсселю и Москве.
«Железная леди» становится ядерной
Neil Hall / Reuters

 

Новый премьер-министр Великобритании Тереза Мей пересматривает внешнюю и оборонную политику Лондона после решения покинуть ЕС. Сегодня глава британского кабинета начинает первое зарубежное турне, в ходе которого проведет переговоры с канцлером Германии Ангелой Меркель и президентом Франции Франсуа Олландом. Торг будет жестким: лидеры ведущих государств ЕС не намерены идти на уступки Лондону при "разводе". Пытаясь представить Соединенное Королевство нарождающимся глобальным центром силы, Тереза Мей призвала модернизировать ядерный потенциал страны путем строительства четырех новых подлодок с ракетными системами Trident. При этом она заявила о "реальных угрозах со стороны России и Северной Кореи", выразила сожаление в связи с отказом Украины от ядерного оружия и подтвердила возможность нанесения британским правительством ядерного удара, даже если "жертвами станут сотни тысяч человек".

 

Перед двухдневной европейской поездкой Терезы Мей свои "европейские смотрины" провел в Брюсселе новый глава МИД Великобритании Борис Джонсон. Дебют господина Джонсона, который до вступления в новую должность запомнился хлесткими высказываниями в адрес многих политиков, включая мировых лидеров, продемонстрировал произошедшую с ним быструю метаморфозу. Из острого на язык неполиткорректного публициста он превратился в тщательно взвешивающего слова и избегающего резких движений главу Форин-офиса.

Я хотел бы донести до наших друзей в Совете ЕС, что мы должны выполнить волю британского народа и покинуть Европейский союз. Но это никоим образом не означает, что мы покидаем Европу, мы не отказываемся от нашей ведущей роли в европейском сотрудничестве и от участия в различных процессах,— высказался в примирительном тоне Борис Джонсон.

Новый глава британского МИДа обращался не только к европейским коллегам, но и к впервые присутствовавшему на заседании Совета ЕС госсекретарю США Джону Керри.

Я всегда говорю с Борисом Джонсоном абсолютно искренне и предельно откровенно, думаю, именно так мы и должны двигаться вперед,— ответил ему глава МИД Франции Жан-Марк Эро, еще на прошлой неделе назвавший господина Джонсона "известным лжецом".

Визит Бориса Джонсона в Брюссель стал для Лондона попыткой прощупать почву перед переговорами Терезы Мей с другой "железной леди" Европы Ангелой Меркель и президентом Франции Франсуа Олландом. Накануне встречи в Берлине официальный представитель германского канцлера Штеффен Зайберт категорически отверг возможность заключения двусторонних торговых соглашений между Берлином и Лондоном до тех пор, пока Соединенное Королевство не покинет ЕС.

Теперь Британия должна решать для себя, как она хочет выстроить свою политику с ЕС,— пояснил господин Зайберт.

 

Тем самым он дал понять: мяч находится на половине Лондона, и Тереза Мей пока не вправе выторговывать своей стране максимальные преференции при "разводе" с ЕС.

 

Поездке Терезы Мей в Европу предшествовали бурные дебаты в Палате общин британского парламента о целесообразности модернизации ядерного потенциала, которая потребует огромных затрат. Программа строительства четырех новых ядерных субмарин, оснащенных ракетами Trident, обойдется в £31 млрд ($41,6 млрд). Обладающие ракетами с ядерными боеголовками подводные лодки Vanguard, находящиеся на вооружении британских ВМС, исчерпают свой ресурс к 2020 году. Их-то и планирует заменить новая "железная леди".

 

Обрушившись на лидера лейбористов Джереми Корбина и его соратников по партии, выступавших против ядерной программы, Тереза Мей обвинила их в попытках "защитить врагов нашей страны". Как следует из выступления премьера, под этими врагами она подразумевает две страны — Россию и Северную Корею, угроза со стороны которых "вполне реальна".

 

В целом высказывания Терезы Мей в адрес России и Владимира Путина прозвучали еще более радикально, чем заявления ее предшественника Дэвида Кэмерона, на определенном этапе, до войны санкций, избегавшего конфронтации и даже поддерживавшего диалог с Москвой. Россию новый премьер еще раз упомянула, напоминая парламентариям о необходимости следовать политике ядерного сдерживания, чтобы "не получить удар".

 

Кроме того, Тереза Мей не избежала персонального выпада в адрес российского лидера:

Как мы видели на примере незаконной аннексии Крыма, можно не сомневаться в стремлении президента Путина подорвать международную систему, основанную на правилах, чтобы продвинуться в преследовании собственных интересов.

А когда бывший министр в правительстве тори Эндрю Селу в ходе дебатов сказал, что "Украина вряд ли потеряла бы значительную часть своей территории в пользу России", если бы в свое время не отказалась от ядерного оружия, госпожа Мей ответила: "Вы абсолютно правы, надо извлечь из этого уроки".

 

Наконец, еще одним резонансным высказыванием Терезы Мей стал ее утвердительный ответ на вопрос члена парламента Джорджа Киривана, могла бы она отдать приказ нанести ядерный удар, "который убил бы сотни тысяч мужчин, женщин и детей". По итогам дебатов парламентарии проголосовали за программу модернизации ядерного потенциала.

 

Опрошенные "Ъ" дипломаты и эксперты считают: усилия Терезы Мей в области внешней и оборонной политики направлены на то, чтобы после выхода из ЕС превратить Соединенное Королевство в нарождающийся глобальный центр силы. Для реализации этой задачи, уверены собеседники "Ъ", и понадобилась программа модернизации ядерного оружия.

В ближайшей перспективе, как минимум до президентских выборов в США, российская политика Лондона будет более жесткой. Причин тому несколько. Во-первых, в отличие от Дэвида Кэмерона, Тереза Мей еще только должна пройти этап самоутверждения в качестве сильного мирового лидера. Во-вторых, дорогостоящая программа модернизации ядерного потенциала требует четкого обоснования — наличия внешнего врага, которым, по версии Терезы Мей, предстает Россия. В третьих, выход Британии из ЕС требует от Терезы Мей более энергичных попыток позиционирования ее страны в качестве самостоятельного центра, а это неизбежно ужесточает риторику,— пояснил "Ъ" бывший посол РФ в Лондоне Анатолий Адамишин.

"Курс Лондона по отношению к России станет более жестким, поскольку уже сегодня британская внешняя политика в целом уходит правее Евросоюза",— продолжает бывший заместитель главы МИД РФ, директор Центра политических исследований Андрей Федоров. Впрочем, по мнению господина Федорова, "России это в какой-то степени даже выгодно, поскольку теперь можно будет строить отношения с Лондоном напрямую, минуя Брюссель, как это было в эпоху правления Маргарет Тэтчер".

 

В свою очередь, завсектором международно-политических проблем Европы ИМЭМО РАН Надежда Арбатова считает, что на российском направлении Тереза Мей "будет проводить ту же политику Кэмерона, только более последовательно".

При этом многое будет зависеть от того, в каком направлении станут развиваться российско-американские отношения после президентских выборов в США. Учитывая, что выход Британии из ЕС требует восстановления традиционных союзнических отношений Лондона и Вашингтона, теперь их российская политика будет координироваться гораздо более тесно,— считает госпожа Арбатова.