Guardian в своей редакционной статье пишет, что если Россия будет допущена к Олимпийским играм в Рио-де-Жанейро, Игры потеряют всяческое к ним доверие.
Пресса Британии: Россию нельзя допускать к Олимпиаде
Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ

На кону доверие ко всему спорту

 

Guardian в своей редакционной статье пишет, что если Россия будет допущена к Олимпийским играм в Рио-де-Жанейро, Игры потеряют всяческое к ним доверие.

 

Да, пишет газета, спорт никогда не был чистым. Первый известный нам случай жульничества на Олимпийских играх произошел в 388 году до нашей эры, когда боксер Евпол из Фессалии подкупил своего соперника, чтобы тот проиграл.

 

 

Евпол был пойман с поличным и в наказание должен был оплатить создание новой золотой статуи Зевса.

 

В наши времена практически все убеждены, что нельзя смешивать спорт с взятками или допингом.

 

"Могу ли я верить своим глазам", - эта фраза стала фундаментальным тестом, который должен пройти каждый спорт.

 

Если мы не можем верить своим глазам, то мы оказываемся наивными идиотами, смотрящими на экране на ничего не стоящую подделку.

 

В особенности это касается Олимпийских игр, которые начинаются в Рио-де-Жанейро через две недели.

 

Учитывая, сколько было потрачено на их организацию денег, а также надежды болельщиков всего мира, не говоря о статусе, который завоевывают олимпийские чемпионы, доверие к честности поединков важнее всего. Олимпийские игры при отсутствии доверия к результатам - хуже даже полной отмены Игр.

 

Вопрос доверия сейчас особенно важен, после доклада ВАДА о допинге на Играх в Сочи. Доклад подробно описывает, как российские лаборатории систематически обеспечивали исчезновение и замену анализов в более чем 30 видах спорта на зимних и летних Олимпийских играх между 2012 и 2014 годами, пишет газета.

 

Этот подлог был организован, контролировался российским государством, в частности, министерством спорта, при активной помощи ФСБ.

 

Теперь Международный олимпийский комитет должен принять решение, от которого будет зависеть доверие к этой и всем последующим Олимпиадам.

 

Ни разу до сих пор не была обнаружена государственная программа допинга незадолго до начала Игр. Россия утверждает, что доклад ВАДА политически мотивирован. Это очевидная ложь.

 

Речь идет о правилах, доверии и нормах, а не о политике.

 

Возможный раскол, о котором говорит президент Путин, также не политический. Речь идет о расколе между честностью и жульничеством.

 

МОК заявил, что проводит юридические консультации о возможности запретить сборной России принимать участие в Олимпийских играх в Рио. Да, МОК должен рассматривать вопрос непредвзято. Но он также должен думать о своей ответственности за сохранение доверия к спорту в целом.

 

Россию поймали за руку. Вопрос "Могу ли я верить своим глазам" остается главным тестом.

 

Если всей российской сборной не запретят участвовать в Играх в Рио-де-Жанейро, ответом на этот вопрос будет "нет", пишет Guardian.

 

Конспирологическая тактика Путина

 

Financial Times публикует статью журналиста Питера Померанцева под заголовком: "Путин говорит миру - вы такие же плохие".

 

 

"Возможно, за этим стоят США", - сказал глава комитета Думы по спорту после того, как ВАДА обвинила государственные структуры России в сокрытии сотен анализов, указывающих на применение допинга российскими спортсменами.

 

Президент России Владимир Путин назвал расследование ВАДА политически мотивированным. "Это часть политики санкций против России", - пишет газета "Советский спорт".

 

Министр спорта Виталий Мутко назвал допинг не только российской, но и глобальной проблемой.

 

Реакция Кремля на этот скандал основывается на метафорах и технологиях, благодаря которым Владимир Путин удерживает власть.

 

Во-первых, россиян следует убедить, что альтернативы Путину нет. У Советского Союза были претензии на превосходство над Западом. Путинизм, однако, утверждает, что весь мир так же прогнил, как и Россия.

 

Вот уже несколько месяцев российское телевидение показывает репортажи о допинге в Америке.

 

Кремль прибегает к такой же тактике, когда его обвиняют в коррупции или пропаганде - Запад, говорит он, делает то же самое.

 

Как отметил болгарский политолог Иван Крастев, когда в 2014 году президент Путин утверждал на международных телеканалах, что в Крыму нет российских военных, когда все их там видели, он пытался заставить западных лидеров воскликнуть "Но вы же лжете!", для того, чтобы он мог сказать в ответ: "Вы тоже лжете!".

 

Вторая тактика - конспирология. Конспирологические заговоры эмоциально привлекательны - они объясняют не только провалы Кремля, но и неудачи всех.

 

Если весь мир состоит из заговоров, то в таком случае не ваша вина, что ваш бизнес прогорел, или от вас ушла жена.

 

Одновременно с этим теории заговоров подрывают чувство граждан, что они могут чего-то добиться в России - что может сделать один простой человек против гигантских заговоров?

 

Ежедневная жизнь в России полна постоянных, небольших унижений со стороны государства. По дороге на работу вас останавливает сотрудник ГИБДД и требует взятку. Потом вы сидите в пробке, в то время как какие-то бюрократы свободно проезжают мимо по выделенной линии.

 

Но когда вы возвращаетесь домой и включаете телевизор, выясняется, что весь день вас унижал не Кремль, а вероломный Запад.

 

Подобный конспирологический взгляд на жизнь легитимизирует методы Кремля. В мире, в котором все нарушают правила, у Кремля нет никакого выбора, кроме как использовать дезинформацию и скрытые силы для того, чтобы захватить Крым или пичкать своих спортсменов стероидами.

 

Тут Путин тонко играет на ежедневном опыте россиян. В российской системе простым гражданам часто приходится нарушать правила для того, чтобы выжить.

 

Найти способ обойти закон - знак чести. Путин показывает, что он делает то же самое по отношению к международному праву.

 

Если во времена экономического бума первых годов правления Путина его контракт с Россией заключался в том, что общество, в обмен на экономическое благосостояние, передавало политическую власть Кремлю, то новый контракт манипулирует эмоциями людей, пишет Питер Померанцев в Financial Times.

 

Черчилль, шум и машинистки

 

Daily Telegraph пишет, что во время Второй мировой войны Уинстон Черчилль воевал не только с Гитлером: он также боролся с врагом ближе к дому, а именно со слишком шумными коллегами.

 

 

В лондонском музее-бункере "Военные комнаты Черчилля" открывается выставка, на которой, среди прочего, рассказывается, как он запретил кому бы то ни было посвистывать в помещении и импортировал специальные бесшумные пишущие машинки, так как шум машинисток выводил его из себя.

 

Как говорят кураторы выставки, однажды он послал чиновников в другое крыло здания, чтобы они разобрались с исходившим оттуда непонятным шумом. Те вывесили табличку, запрещающую "ненужный шум".

 

На выставке также представлены воспоминания тех, кто работал в бункере во время войны. Ветераны не только очевидно гордятся своей работой в те времена, но и рассказывают о несколько необычных условиях труда в бункере - от работы при очень ярких лампах до встреч в коридорах с самим Черчиллем, завернутым в полотенце и направлявшимся в душ.

 

Одна из работавших там женщин вспоминает, что поняла, что работает на самого Черчилля, лишь после того, как заметила, что во всех комнатах стоял запах сигар.

 

Другая говорит об очень мужественно выглядевшем часовом, который проводил время, занимаясь вышиванием.

 

На выставке также показывают шкаф, в котором Черчилль втайне от всех хранил запасы бренди и бананов.