Как распродажа госсобственности отразится на пенсиях.
Алмазы для пенсионеров
Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

В России стартовала новая приватизация. Со времен залоговых аукционов многим кажется, что подобные проекты не имеют отношения к населению. Однако на этот раз продажа госпакетов акций влияет и на частных инвесторов, и на более широкую публику. В приватизации впервые активно участвуют НПФ, а значит, от ее хода будут зависеть размеры чьих-то пенсий.

 

ГЛЕБ БАРАНОВ

 

Первая сделка в рамках давно объявленной большой приватизации закрыта — на прошлой неделе в частные руки перешла часть госпакета акций АЛРОСА. Как и во времена залоговых аукционов, причиной проекта стали прорехи в федеральном бюджете. И, как и тогда, следствием будет продажа акций дешевле, чем можно было бы ожидать в более благоприятных условиях. Но и в том и в другом случае правительство посчитало, что не может ждать у рынка погоды.

 

Прошедшая в 1995-1996 годах передача госпакетов компаний новым собственникам многими воспринимается как постыдный исторический эпизод. Отсутствие честной конкуренции, громкие скандалы, передача акций по ценам куда ниже тех, что сейчас кажутся справедливыми. Однако, как и любая репутация, эта заслужена лишь отчасти. То, что сейчас называют продажей за бесценок, тогда звучало как "кредиты на сотни миллионов долларов". Долларовых миллиардеров в России еще не было, и, хотя цена могла быть выше, полученная в итоге сумма с сегодняшней точки зрения все равно была бы не слишком велика.

 

На этот раз цены другие, но это не означает, что лет через двадцать этот эпизод тоже не станут рассматривать как дешевую распродажу. Российский фондовый рынок далеко не перегрет, а приватизационные сделки идут к тому же по ценам ниже рыночных. Однако если после залоговых аукционов прибыль получил узкий круг бизнесменов, то на этот раз круг потенциальных выгодоприобретателей может быть куда шире.

 

Вопрос цены

 

В правительстве по ходу этой приватизации явно демонстрируют, что не намерены очень уж жестко торговаться за каждую копейку. Кажется, что скорость продажи имущества, как и 20 лет назад, государству куда важнее.

 

С конца зимы акции АЛРОСА котировались на Московской бирже между 67 и 79 руб. за штуку. И в конце мая глава Минэкономики Алексей Улюкаев заявлял, что за 10,9% акций АЛРОСА государство получит свыше 60 млрд руб. Это соответствует цене выше 75 руб. за акцию. Но акции компании на бирже стали снижаться, и несколькими днями позже замминистра финансов Алексей Моисеев говорил уже о сумме "более 50 млрд рублей", то есть не менее 62 руб. за акцию.

 

В итоге после ускоренного book-building позапрошлой недели, на который как раз и пришлась самая низкая биржевая цена акций АЛРОСА последних месяцев, их продали по 65 руб. Государство получит около 52,2 млрд руб. Алексей Улюкаев, сообщая об этом журналистам, заметил, что сумма превышает ожидания.

 

Успехом назвал эту сделку и первый вице-премьер Игорь Шувалов. А глава Росимущества Дмитрий Пристансков отметил, что дисконт к рынку составил всего 3,77%, что раза в два меньше, чем ожидалось. Вероятно, не стоит обращать внимание на то, что это был дисконт к самым низким ценам последних месяцев. Раз уж продавца это более чем устраивает, то можно только порадоваться за покупателей.

 

Их нереализованная прибыль, если сравнивать цену приватизации с котировками через несколько дней, приближалась к 12%. Цена акций АЛРОСА в прошлый четверг достигала 72,77 руб. С учетом того, что покупатели могут надеяться еще и на дивиденды за прошлый год (реестр закрывается 19 июля) в размере 2,09 руб., им тоже жаловаться не на что. Тем более что АЛРОСА уже выразила готовность и в следующем году заплатить дивиденды в размере 50% от прибыли по МСФО. А это, учитывая показанный в первом квартале компанией заметный рост прибыли, вполне может означать и рост выплат.

 

Впрочем, рост цен на акции отчасти был связан и с самой приватизацией. В результате сделки free-float акций АЛРОСА вырос до 34%, что ведет к увеличению их доли в ряде индексов, в частности, в MSCI Russia. Провайдер последнего на прошлой неделе уже сделал соответствующие объявления, и участники рынка скупали акции АЛРОСА, не дожидаясь прихода индексных фондов.

 

Шорт-лист пенсий

 

Большую часть спроса на акции АЛРОСА обеспечили иностранные инвесторы. На фоне санкций это, быть может, и выглядит успехом, но необычной эта сделка была все же по другим причинам.

 

Главной ее особенностью было активнейшее участие отечественных пенсионных фондов — на них пришлось около 20% спроса на акции АЛРОСА. Свое участие в приватизации подтверждали, в частности, НПФ Сбербанка, Европейский пенсионный фонд, "Доверие" и "Будущее". И если считать эту сделку удачной для покупателей, то от нее должны выигрывать и клиенты фондов.

 

Это необычно еще и потому, что до сих пор структура портфелей отечественных НПФ не свидетельствовала об особом интересе к акциям. Большая часть их средств сейчас находится в госбумагах, бумагах субъектов РФ, облигациях, банковских депозитах и на счетах кредитных организаций. Впрочем, и сенсацией это, конечно, не назвать.

 

Еще в марте Алексей Улюкаев заявлял, что в ходе приватизации могут быть задействованы 300-400 млрд руб. нераспределенных остатков на счетах НПФ. И Минэкономики действительно проводило встречи с крупнейшими фондами, обсуждая возможности их участия в приватизации.

 

Те говорили, что в принципе они не возражали: активы хорошие, но нужен дисконт, чтобы получить доходы для будущих пенсионеров. Поначалу государство вроде бы было против, считая, что российские акции и так дешевы, но прошедшая сделка все же в целом соответствует пожеланиям НПФ. Хотя, конечно, и не в полной мере: все-таки около половины заявок так и не было удовлетворено, оказавшись ниже 65 руб. за акцию.

 

Банк России призывами не ограничивался, и в конце июня, например, снял ограничения на использование средств НПФ для инвестирования в акции в рамках внебиржевых приватизационных сделок. И теперь от фондов ждут не менее активного участия в новых приватизационных сделках.

С учетом того, что квота на покупку акций практически не занята, у НПФ есть значительный ресурс, который они могли бы направить в такого рода сделки в дальнейшем,— заявил, как сообщил ТАСС, замминистра финансов Алексей Моисеев.

Хорошая это или плохая новость для будущих пенсионеров, зависит опять-таки от цены, по которой будут проходить покупки акций. Едва ли, несмотря на формально большие ресурсы, НПФ смогут обеспечить намного большую долю заявок, чем уже показали. Так что по большому счету итоговая цена сделок все равно будет зависеть не от них, а от других инвесторов, рыночной конъюнктуры и, само собой, от ситуации с исполнением бюджета. Впрочем, дорого можно и не покупать.

 

Осень приватизации

 

Основная часть приватизации только начинается. Она придется на вторую половину этого года и, вполне вероятно, захватит часть следующего. Как заявил на прошлой неделе Игорь Шувалов, уже на подходе приватизационные сделки с акциями "Башнефти" и "Совкомфлота", ведутся переговоры с потенциальными инвесторами "Роснефти".

 

Скорее всего, ближайшие сделки состоятся не раньше сентября. Хотя цена, например, на акции приватизируемого госпакета "Башнефти", возможно, будет известна уже в августе. Такое предположение, по сообщению РИА "Новости", сделал первый замглавы Минэнерго РФ Алексей Текслер. Однако другие чиновники говорят все-таки об осени.

 

При этом пока неясно, насколько вообще реальной будет возможность участия пенсионных фондов во всех этих сделках, каждая из которых, судя по всему, будет структурирована по-своему. И как именно, судя по заявлениям, например, Игоря Шувалова, пока не решено даже для "Башнефти". Он сообщил журналистам, что все решения будут приниматься после окончательного доклада инвестконсультанта. При этом есть вариант как биржевой сделки, так и продажи стратегическим инвесторам.

 

О возможности продажи "Башнефти" такому пулу инвесторов говорил и Дмитрий Пристансков.

Когда говорят о стратеге, это не значит, что может быть единственный стратег,— это может быть клубная сделка, пул нескольких профильных инвесторов, которые будут соответствовать определенным критериям и качествам — цитирует его "Интерфакс". С более отдаленными сделками еще туманнее.

С одной стороны, деньги государству вроде бы нужны, и побыстрее.

В случае приватизации в 2016 году других крупных госактивов: "Башнефти", "Роснефти", "Совкомфлота", ВТБ,— говорил сразу после сделки по АЛРОСА Алексей Улюкаев,— федеральный бюджет получит до 1 трлн рублей.

С другой стороны, как заявил на прошлой неделе Игорь Шувалов, продажи, например, пакета акций ВТБ в этом году уже точно не будет, причем именно из-за неудачной конъюнктуры.

Мы думали, что возможна сделка в течение 2016 года, затем консультировались и решили, что это не лучшее время,— цитирует его "Интерфакс".— Акции ВТБ в этом году предлагать мы не будем.

Тем не менее в какой-то части приватизации НПФ, безусловно, принять участие смогут. Нынешний уровень цен на российском фондовом рынке вполне способствует долгосрочным инвестициям — а именно такими и должны заниматься пенсионные фонды. И даже сам по себе рост доли акций в портфелях НПФ, набитых сейчас инструментами с фиксированной доходностью, повышает шансы на более высокие результаты инвестирования.

 

Если же эта приватизация продолжится в том же духе, что и начиналась, то акции вполне могут достаться НПФ по ценам, которых не удалось бы получить, скупая крупные пакеты на рынке. И тогда их клиенты, в сущности, окажутся на той же стороне сделки, что и олигархи на залоговых аукционах середины 1990-х годов.