Турция поддержала действующую власть в том числе по экономическим соображениям.
Подъем без переворотов
Neyran Elden / AP

С экономической точки зрения попытка военного переворота в Турции вряд ли могла быть поддержана большой частью населения страны. С 2003 года, когда Партия справедливости и развития (ПСР) имеет большинство в парламенте, Турция значительно снизила инфляцию, стабилизировала лиру, вдвое увеличила ВВП на душу населения, удерживая рост на уровне 4-5% ВВП в год, и сохранила безработицу на вполне традиционном уровне 9-10%. Последняя трехлетняя военная диктатура 1980-1983 годов, хотя и принесла некоторую экономическую стабилизацию Турции, по экономическим результатам сравниться с властью ПСР не может.

 

Попытка военного переворота в Турции началась в ночь на субботу при закрытых рынках, поэтому реальное воздействие на турецкую лиру происходящего станет понятно лишь сегодня. Внебиржевой рынок, согласно оценкам Bloomberg, отреагировал в 3:30 17 июля падением лиры с 2,91 до 3,04 за $1, в воскресенье турецкая валюта стоила 3,01 за $1. Таким образом, за первые сутки неудавшийся путч стоил лире всего 3,1% девальвации — видимо, это мировой рекорд устойчивости в таких обстоятельствах.

 

Да и в целом искать экономические корни в попытке военного путча в Турции в эти выходные бессмысленно, разве что в данных, согласно которым правительство, куда входила основанная Тайипом Эрдоганом в 2001 году ПСР, с 2004 по 2015 год сократило военные расходы в ВВП с 2,8-2,9% до текущих 2,1%. Впрочем, некоторая милитаризация Турции за это время действительно происходила — в физическом выражении военные расходы росли, поскольку Турция с 2001 года осуществила выдающийся рывок в экономическом развитии. Турция, входящая в топ-20 экономик мира по размеру (17-е место, по оценке Всемирного банка), имела в 2015 году ВВП на душу населения по паритету покупательной способности $20,4 тыс. при российских $24,5 тыс. (оценки МВФ). Показатель ВВП с 2001 года удвоился, Турция была самой быстрорастущей экономикой своего региона. Уровень дохода в двух крупнейших городских агломерациях Турции — Стамбуле и Анкаре — сейчас аналогичен восточноевропейскому при относительно невысоком уровне доходного неравенства.

 

Из-за конфликта в Сирии и разрыва отношений с Россией рост ВВП в Турции в 2016 году замедлился. Последний военный переворот в Турции в 1980 году, отметим, имел экономическую составляющую: накануне переворота в 1977-1980 годах страна испытывала гиперинфляцию (последние десять лет, по 2015 год, инфляция стабилизирована на уровне 6-7% в год), прогрессирующий обвал лиры и острый дефицит платежного баланса. Впрочем, экономист Тургут Озал (будущий премьер-министр и президент Турции), при военной администрации в 1980-1982 годах пытавшийся проводить экономические реформы при поддержке МВФ, смог лишь частично стабилизировать ситуацию, остановив гиперинфляцию. В целом от военной администрации 1980-1983 годов каких-либо других видимых улучшений ситуации в экономике население Турции не получило.

 

Одной из традиционных проблем экономики Турции является относительно высокий уровень безработицы. В этом плане ПСР ничем заметным не отметилась: сейчас он составляет 9,3%, в среднем за десятилетие — 10%. При этом одним из важных факторов поддержки ПСР и господина Эрдогана в турецком обществе является увеличение госрасходов на здравоохранение и образование — часть ресурсов дало сокращение военных расходов.

 

Дмитрий Бутрин