Новый премьер-министр Великобритании Тереза Мэй объявила о главных назначениях в своем кабинете.
Новое правительство Британии: чего ждать?
AP

Наибольшее внимание привлекло назначение бывшего лондонского мэра Бориса Джонсона министром иностранных дел, однако другие назначения и увольнения не менее интересны: в частности, старинный соратник бывшего премьера и в недавнем прошлом министр финансов страны Джордж Осборн лишился своего поста.

 

Аналитики считают, что Тереза Мэй таким образом демонстрирует свою независимость, однако некоторые указывают на то, что состав нового кабинета скорее призван успокоить размежевавшихся после референдума тори, чем реально работать на пользу оказавшейся в непростом положении стране.

 

Чего ожидать от нового правительства Соединенного Королевства?

 

Ведущий "Пятого этажа" Михаил Смотряев беседует с главой консалтинговой компании DLC Consultancy Стивеном Диэлом и сотрудником исследовательской группы Eurasia Group Чарльзом Личфилдом.

 

Михаил Смотряев: Некоторые назначения на Даунинг-стрит уже взбудоражили общественность. Интересно не только, кого назначили, но и кого уволили. Первое - Джордж Осборн, Дэвид Кэмерон номер 2. Пока непонятно, то ли он ушел сам, то ли его вежливо попросили. Если бы он остался на своем посту, он олицетворял бы некоторую преемственность. Это хороший признак, плохой или не стоит придавать этому значение?

 

Стивен Диэл: Это неудивительно. Он был тесно связан с Кэмероном. Из всех назначений это меня совсем не удивило.

 

Чарльз Личфилд: У Осборна были плохие отношения с Терезой Мэй. Они работали вместе шесть лет. Он собирался остаться в правительстве, может быть, министром иностранных дел, но этот пост получил Борис Джонсон, бывший мэр Лондона. Вот это для меня было большим сюрпризом.

 

М.С.: Тереза Мэй таким образом продемонстрировала независимость своей политики от предыдущего правительства?

 

С.Д.: Да. В последнее время в Англии произошло политическое землетрясение. А в Англии мы гордимся стабильностью. Правительства меняются, но это ожидаемо. А то, что происходило последние месяцы в политических партиях, непредсказуемо. Что мы хотим от нового премьер-министра? Какую-то стабильность. А потом мы посмотрим, как будет работать правительство.

 

Ч.Л.: Согласен. Многие ее кандидаты представляют собой символы. Декларируемая политика направлена на достижение социальной справедливости. Для этого надо отмежеваться от политики Осборна.

 

Это министр, который не хотел выделять деньги на решение социальных проблем. В марте он планировал реформу, которая сильно ущемила бы права бедных людей, и эту реформу пришлось отменить. И она хочет показать, что сейчас все будет по-другому.

 

И вторая задача - назначить министров, которые будут заниматься выходом из ЕС. Известно, что Тереза Мэй выступала за то, чтобы остаться в ЕС, поэтому надо выбрать людей, которые выступали за выход, в том числе давно. Дэвис и Фокс будут вести переговоры о порядке выхода из ЕС и со странами вне ЕС соответственно.

 

Это тоже интересно.

 

М.С.: Но пока Британия из ЕС не вышла, и существует вероятность, что и не выйдет. Еще 11 лет назад Кэмерон, ставший лидером консерваторов, говорил, что хочет превратить ее в партию для всех, а не только богатых. Такие же обещания он давал во время кампании 2010 года, и в прошлом году.

 

Но действительность разошлась с предвыборными обещаниями, пришлось принимать непопулярные меры, потом их отменять. Это обычное явление. Но громкие заявления Терезы Мэй не отличаются от того, что говорил Кэмерон. Тогда, может быть, не надо было затевать такую перестановку? Тем более, что следующие выборы нескоро, в 2020 году.

 

Ч.Л.: Референдум показал, что многие люди чувствуют себя бедными и не понимают, что происходит. Она хочет показать этим людям, что она думает о них, об их детях. Она говорила не только об Англии, но и Шотландии, и Северной Ирландии, и об Уэльсе.

 

Это очень важно, потому что Шотландия и Северная Ирландия поддерживали членство в ЕС. Шотландское правительство пытается использовать результат референдума для получения независимости. Поэтому важно, что она говорила о единой нации. Мне кажется, будет сложно, экономика не внушает оптимизма, но важно, что она об этом говорит.

 

М.С.: Насколько это важно?

 

С.Д.: Это надо сказать, нельзя же сказать: мы - правительство только части населения. Но это пустая фраза. Кэмерон создал большую проблему для Мэй.

 

Не надо было проводить референдум. У нас нет традиции референдумов, было только три за сотни лет парламентской демократии. Он хотел таким образом уничтожить консерваторов, выступавших за выход, и проиграл.

 

Она хочет, чтобы люди жили лучше, чтобы экономика была лучше. Как это можно сделать? Экономика уже стала хуже, чем месяц назад. Она создала новое министерство для обеспечения выхода из ЕС. Это не только бюрократия и волокита, это еще и деньги. Тереза Мэй не виновата в этой проблеме, но должна за нее отвечать.

 

М.С.: Наверное, она знала об этом, когда выдвинула свою кандидатуру на пост премьера. Но ей будет немного легче, потому что оппозиционная партия как политическая сила на сегодня не существует.

 

С.Д.: В этом и парадокс. В тот момент, когда лейбористы разрушили свою партию, Кэмерон назначает референдум и разрушает свою. Если бы завтра были выборы, я не знал бы, за кого голосовать. Я не доверяю ни лейбористам, ни консерваторам.

 

М.С.: Есть либерал-демократы, зеленые, Партия независимости Соединенного Королевства. Есть чуть ли не 37 партий всего. Назначения Дэвиса и Фокса были вполне очевидны. А вот назначение Бориса Джонсона на очень публичный пост министра иностранных дел - загадка.

 

Ч.Л.: Борис Джонсон - очень известный человек и политик вне Британии, один из немногих, известных за пределами Британии - в частности, в Америке. Наверное, Мэй подумала, что если он не будет участвовать в переговорах по ЕС, он будет полезен, обеспечивая Британии какой-то престиж на международных встречах.

 

Он очень своеобразный человек, часто делает вид, что жизнь - это шутка. Британии предстоят серьезные проблемы, как он будет иметь с ними дело - мне непонятно. Это - сигнал избирателям, что Мэй "брексит" воспринимает всерьез.

 

С.Д.: Когда-то на британском телевидении была программа "Летающий цирк Монте Пайтона". Так вот, теперь у нас будет "Летающий цирк Бориса Джонсона".

 

Это несерьезный человек. Пусть он будет в правительстве, но отвечает за окружающую среду, потому что министр иностранных дел - очень важный пост. Логика его назначения понятна только людям, которые участвовали в закулисных дискуссиях по поводу этого. Простым смертным это непонятно.

 

Он испортил свою репутацию, заявив, что агитировал вместе с Майклом Гоувом за выход из ЕС, рассчитывая, что страна проголосует против. И результат референдума был для него шоком. И вдруг он получает такой пост. Или Мэй следует пословице "Держите друзей близко, а врагов - еще ближе".

 

М.С.: Но Майкл Гоув лишился своего поста министра юстиции.

 

С.Д.: Ну сколько врагов можно взять в правительство! И он тоже сильно испортил свою репутацию среди консерваторов, поступив нахально с Борисом Джонсоном.

 

М.С.: Какова вероятность, что этот кабинет министров призван решить технические задачи, а через полгода его перетасуют, и придут новые люди решать политические задачи?

 

Ч.Л.: Это маловероятно. Это люди с ярко выраженной идеологией. Я не думаю, что они смотрят на ситуацию технически, они думают о "брексите" как шансе Британии стать другой. Мы смотрим на это пессимистически.

 

Можно надеяться, что переговоры будут логичными, принимать во внимание экономические интересы. Я сейчас в Германии, говорил с немецкими коллегами, они тоже хотят сохранять нормальные экономические отношения. Но они видят, что премьер-министр в правительстве нормальный, а вокруг нее ненадежные люди, это их пугает.

 

С.Д.: Тереза Мэй - строгая женщина и строгий политик. И через полгода останутся люди, которые, по ее мнению, будут работать хорошо. Она будет как строгая директриса школы.

 

М.С.: То есть это не проходной технический кабинет?

 

С.Д.: Может быть, она не вторая Мэгги Тэтчер, но это приличная, строгая, не стремящаяся к сенсациям женщина и политик, она мудрая. И членам кабинета надо будет выполнять свои обязанности так, как она хочет. Или она без проблем назначит других.

 

М.С.: Мы сегодня много говорили о "брексите". Это понятно, но он закончится - или он будет, или не будет. Но колоссальный кризис политической системы Соединенного Королевства, если оно останется соединенным, тоже надо как-то решать. Мы не знаем, кто станет лидером лейбористов, не распадется ли эта партия на части.

 

С.Д.: Нет, сейчас почти все завязано на "брексите" - состояние экономики, положение в партиях, не распадется ли страна.

 

М.С.: Ну так или иначе, все образуется. Правда, как - вопрос открытый.