Как следует из данных Высшей школы экономики, в среднем на рынке труда ожидаемая зарплата россиян выше реальной в 1,5 раза. Соискатели готовы быстро корректировать свои зарплатные ожидания, которые изначально определяются личными качествами и ситуацией с занятостью.
На рынке труда россияне претендуют на большее
Сергей Чернов / Коммерсантъ

Высшая школа экономики обнародовала сценарий поиска работы гражданами — исследование "Парадоксы формирования резервируемой заработной платы на российском рынке труда" выполнили эксперты Центра трудовых исследований Ростислав Капелюшников и Анна Лукьянова. Как отмечают авторы работы, резервируемая заработная плата (наименьшая оплата, за которую работник будет согласен начать трудиться) является важнейшим фактором для рынка труда. Исследование выполнено на данных Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения ВШЭ за 2006-2014 годы и учитывает зарплатные ожидания 12 тыс. безработных старше 16 лет (половина — женщины, треть — сельские жители). 50% респондентов имели среднее образование, 15% — высшее. Четверть опрошенных не имела опыта работы, половина ушла с прошлого места по собственному желанию, 10% зарегистрированы в государственной службе занятости и получали пособие.

 

По данным исследования, 76% выборки устанавливали минимально приемлемый для себя уровень зарплаты в 1,5-2 раза выше их заработка на предыдущем месте работы. Резервируемая зарплата у мужчин примерно на 40% выше, чем у женщин. Отсутствие опыта работы не влияло отрицательно на величину резервируемой зарплаты — авторы работы называют это "сверхоптимизмом тех, кто впервые вступает на рынок труда". В то же время у вынужденно уволенных запросы при прочих равных условиях оказываются на 6-8% ниже.

 

Теоретически завышенные зарплатные запросы должны были бы порождать устойчивую и продолжительную безработицу — но ее нет: по мере увеличения продолжительности поиска работы граждане готовы сверхбыстро снижать зарплатные запросы. Так, соотношение между уровнями резервируемой зарплаты и зарплаты на новом месте работы (медианные величины) для них составляло 1,4-1,5 и практически не менялось во времени.

 

 

На вид нерациональные предварительные оценки будущей зарплаты россиян, как показывает анализ данных, учитывают индивидуальные качества соискателей. Так, лица с полным средним образованием выигрывают у лиц с неполным (примерно 5%), но проигрывают обладателям среднего профессионального и высшего образования (соответственно 10% и 33%). Соискатели, состоящие в браке и имеющие детей, предъявляют более высокие требования, чем одинокие и бездетные (почти на 8%). У жителей областных центров резервируемая заработная плата выше таковой для сельских жителей на 30%, а у жителей районных городов — на 15%. Одновременно граждане "крайне чувствительны" к изменениям на локальных рынках труда. Так, рост средней зарплаты в регионе на 1% ведет к повышению запросов также почти на 1%, а снижение уровня безработицы на ту же величину сопровождает рост резервируемой заработной платы на 1-2%. Более того, запросы кандидатов тесно положительно связаны с результатами поиска: завышение ожиданий на 1% сопровождается увеличением фактической зарплаты на 0,25%.

 

Такую разницу между ожидаемой, но рационально сформулированной и реальной зарплатой на рынке труда авторы работы называют "поисковым оптимизмом". Скорее всего, он подогревался опытом ускоренной эскалации заработной платы в 2000-е годы, когда годовые темпы ее прироста в реальном выражении достигали 10-15%, а в номинальном — 25-30%. Однако, поскольку этот оптимизм неустойчив, рынок труда остается гибким и не имеет высокой долговременной безработицы.

 

Анастасия Мануйлова