Начались активные обсуждения, что делать с российской пенсионной системой. Они проходят на площадке рабочей группы по структурным реформам Экономического совета при президенте в Центре стратегических разработок (ЦСР). Центр и рабочую группу возглавил экс-глава минфина Алексей Кудрин.
Пенсионная реформа может пройти по-чешски
Олег Харсеев / Коммерсантъ

"Рабочие встречи проходят с участием широкого круга экспертов в закрытом режиме, что должно сделать обсуждения более откровенными и содержательными, - рассказала "РГ" представитель ЦСР Елена Долгих. - К ним приглашены представители различных школ, звучат совершенно разные предложения. Осенью центр будет готов представить первые итоги этой работы, они будут увязаны с результатами исследований по другим направлениям".

 

В центре внимания будет судьба накопительного компонента и повышение пенсионного возраста. "РГ" выяснила, как эти проблемы решают в других странах. Оказалось, что власти довольно часто закрывают "дыры" в страховой части пенсионной системы за счет накопительного компонента и пытаются заставить работать пенсионные накопления с большей отдачей. В этом смысле очень похожи на нас Болгария, Венгрия, Латвия, Польша, Румыния, Чехия, Аргентина, Мексика, Чили, Казахстан.

 

И лишь Аргентина и Венгрия капитулировали перед трудностями: они не только отказались от накопительных пенсий, но и национализировали уже сформированные накопления.

 

Все эти трудности типичны именно для развивающихся стран, у которых не оказалось "жирка" в виде накопленных активов, рассказал "РГ" заведующий лабораторией анализа институтов и финансовых рынков РАНХиГС профессор департамента финансов НИУ "Высшая школа экономики" Александр Абрамов. Естественно, стабильны не те пенсионные системы, где деньги в основном распределяются с колес, как в России, а те системы, которые просто имеют большие активы и могут себе позволить выплачивать пенсии за счет инвестиционного дохода.

 

Первые строчки в признанных рейтингах надежности пенсионных систем занимают такие страны, как Дания, Австралия, Нидерланды, при этом в Дании и Австралии преобладают накопительные пенсии, в Нидерландах - распределительные. Однако всех их объединяет одно - наличие накопленных пенсионных активов в сумме более триллиона долларов. Вот отсюда и стабильность. В США выплаты только на 30 процентов финансируются за счет накопленных взносов, а на 70 процентов (!) - из инвестиционного дохода фондируемых пенсионных планов.

 

России до этого далеко, но это, конечно, не значит, что нам стоит равняться на Аргентину и Венгрию. Для нас наибольший интерес представляет опыт Чехии, страны с близкой нам ментальностью и демографией, в которой была похожая на нашу пенсионная система, - размер социальных взносов составлял 28 процентов от заработков, в том числе для обеспечения пенсии по старости 21,5 процента, часть из которых направлялась на накопления.

 

Сначала, в 2014 году, чехи приняли промежуточное решение. Гражданам дали выбрать: направить 3 процента от заработка в накопительную пенсию при условии внесения из собственных средств еще 2-процентного взноса или полностью оставить 21,5 процента заработка в страховой части. И почти все чехи от обязательных пенсионных накоплений отказались. Тогда было решено с начала 2016 года при сохранении ставки взносов в страховую пенсию в 21,5 процента сделать накопления добровольными, но стимулируемыми государством. Гражданин может передать ранее сформированные накопления в страховую пенсию, получить в виде денежных средств на свой банковский счет либо направить в индивидуальный пенсионный план. В итоге 93 процента экономически активного населения предпочло именно добровольные пенсионные сбережения. Этой цифре вполне могут позавидовать даже пенсионные системы скандинавских стран. Секрет успеха в том, что добровольные пенсионные сбережения в Чехии софинансирует государство.

 

Для нас вопрос заключается в том, готов ли к этому минфин. Пока же он предлагает сделать накопительную часть квазидобровольной и формировать ее исключительно за счет взносов с зарплаты работника, но в России это вряд ли сработает, единодушны эксперты.

Здесь главное условие: государство должно принять паритет значимости проблем сбалансированности бюджета и пенсионной системы, - говорит Александр Абрамов. - Потому что у государства часто не хватает денег, и оно уже неоднократно жертвовало доверием ради решения бюджетных проблем. Невозможно будет заставить поверить государству снова, если правила пенсионной системы поменяются в третий раз за 10 лет. И важно понимать, что развитие накопительной системы ослабляет требования к страховой части, за которую государство несет прямую ответственность.

Мы все привыкли к страховой системе, к государственному пенсионному обеспечению, но государство, особенно в кризис, может обеспечить лишь минимальный доход пенсионерам, с этой стороны ждать адекватного роста пенсионного обеспечения нельзя, подчеркивает независимый эксперт Олег Колобаев. Выход заключается только в росте значимости пенсионных накоплений, но никак не в ликвидации накопительного компонента из-за бюджетных проблем. В будущем это только увеличит нагрузку на бюджет.

 

Вдобавок доход от размещения пенсионных накоплений так и не перекрывает уровень инфляции. В 2015 году номинальная доходность государственной управляющей компании ВЭБа составила по расширенному портфелю 12,5 процента, средняя доходность накоплений в НПФ составила 10,8 процента, и лишь в частных управляющих компаниях (15,3 процента) она была выше роста цен за год, приводит расчеты Александр Абрамов. Ситуация изменится, если инфляция стабилизируется на целевых 4 процентах и будут расширены возможности для размещения средств пенсионных накоплений. В России они могут вкладываться только в российские ценные бумаги и размещаться на депозитах только российских банков. В мире же остается считаное число стран, таких как Албания, Бразилия, Нигерия и Танзания, которые запрещают инвестировать пенсионные накопления в зарубежные активы. "Для России это ограничение в условиях более чем двукратной девальвации рубля обернулось большими потерями, - считает Александр Абрамов. - Хотя цель его понятна - поддержать накоплениями внутренний финансовый рынок, но в абсолют ее возводить нельзя, должна быть какая-то защита валютной стоимости пенсионных сбережений". В портфели НПФ могли бы покупаться иностранные индексные фонды, надежные корпоративные облигации, убежден эксперт. Нужно дать возможность вкладывать накопления в недвижимость.

 

Седое общество

 

"Нужно понимать, что у нас на одного пенсионера приходится два с хвостиком работающих человека, - говорит Абрамов. - Они вносят за пенсионера по 22 процента с фонда оплаты труда. И таким образом могут обеспечить ему пенсию на уровне 55 процентов от среднего заработка. Но, когда на пенсионера останется полтора работника, а это следует из демографических тенденций, они не смогут содержать пенсионера, если, как и сейчас, деньги в пенсионной системе будут распределяться с колес". 80 процентов стран, уверяет эксперт, уже пошли на увеличение пенсионного возраста.

 

https://cdnimg.rg.ru/pril/article/128/30/46/3_polosa.jpg