На волне актуальности темы кибермошенничества Минфин и ЦБ подготовили новые поправки по защите клиентов банков от несанкционированных операций.
Минфин и ЦБ предложили блокировать транзакции без подтверждения клиентов
Евгений Переверзев / Коммерсантъ

Уведомление о начале обсуждения поправок к закону "О национальной платежной системе", а также сопутствующих поправок к иному законодательству Минфин на дня разместил на портале regulation.gov.ru. "Ъ" удалось ознакомиться с текстом поправок, в подготовке которых также участвовали ЦБ и банки. Цель изменений — дальнейшее совершенствование отношений между банками и клиентами в части сомнительных транзакций, главным образом по картам. Долго и сложно принимавшаяся ст. 9 закона "О национальной платежной системе", призванная на уровне закона урегулировать эти отношения, ситуацию до конца так и не прояснила (см. "Ъ" от 1 апреля). Согласно ей, банк обязан вернуть средства, если клиент не пропустил срок для оспаривания операции (один день) и если банк не докажет нарушение условий пользования картой. Новые поправки дают банку право приостанавливать на два дня транзакции или блокировать карту, если есть подозрение, что операция совершается без согласия клиента, причем даже при условии, что был введен верный пин-код или использована реальная электронная подпись. При приостановлении операций клиенту направляется запрос, согласен ли он с операцией. Ответ на него и будет определять, проведет ее банк или нет.

 

Таким образом, тем для споров между банками и клиентами в отношении незаконных списаний благодаря поправкам становится гораздо меньше. Впрочем, и неудобств для клиентов становится больше.

 

"Фактически вводится обязанность клиента постоянно быть на связи с банком",— говорит начальник юридического управления СДМ-банка Александр Голубев.

Если же клиент не сможет получать постоянно информацию от банка, то в случае несанкционированной транзакции и последующих споров с банком есть шанс, что суд увидит в действиях клиента вину,— отмечает управляющий партнер адвокатского бюро "Коблев и партнеры" Руслан Коблев.

Вопрос действительно актуальный, и цена его велика, указывают участники рынка. По данным ЦБ, в 2015 году была совершена 261 тыс. подобных платежей на сумму более 1,1 млрд руб. Степень неудобства для клиентов будет зависеть от того, какие именно транзакции банки будут считать сомнительными, а какие нет.

Сейчас нет четких единых для всех критериев подобных операций. И в итоге, например, мне известен случай, когда крупный банк списал со счета компании 3 млн руб., раскидав сумму в один миг на 20 счетов в разных точках страны, и ничего подозрительного в этом не увидел,— рассказывает господин Коблев.

Рекомендации по критериям подозрительности будут. И их уже готовит ЦБ. Как сообщили в пресс-службе Банка России, "проект рекомендаций в области стандартизации проходит процедуру обсуждения в рамках подкомитета 1 "Безопасность финансовых (банковских) операций" технического комитета 122 "Стандарты финансовых операций", в состав которого входят кредитные и некредитные финансовые организации, а также организации, оказывающие профессиональные услуги в области обеспечения информационной безопасности". Рекомендации взаимосвязаны с текстом законопроекта, указывают в ЦБ, текущая их редакция подготовлена представителями банковского сообщества с учетом мнения Банка России.

 

Как сообщила "Ъ" председатель правления НП НПС Алма Обаева, принимавшая участие в разработке рекомендаций, главными подозрительными признаками являются место проведения операции, вид транзакции и сумма.

Например, клиент оплачивает покупки в России, и вдруг неожиданно — несколько платежей в Зимбабве,— пояснила она.— Или, например, неожиданная покупка домохозяйкой оружия или химикатов. Тогда как до этого все покупки были только в гипермаркетах". "Впрочем, есть риск и приостановления операции по покупке сапог в магазине, если банк сочтет ее сомнительной,— отмечает директор департамента правового обеспечения ХКФ-банка Александр Гонтаренко.

Пока сложно сказать, насколько поправки помогут исправить ситуацию с пропажей денег в рамках сомнительных операций и повысят шансы на их возврат. "Общее ощущение от законопроекта: он как шкатулка с двойным дном,— рассуждает Руслан Коблев.— С одной стороны, поправки демонстрируют заботу о средствах клиента. С другой — ряд новаций явно затруднит им жизнь, в случае если несанкционированная транзакция все же случилась".

 

Вероника Горячева