Чем владеет Михаил Прохоров.
Корзинный инвестор
Митя Алешковский/ТАСС

Илья Дашковский

 

Большая часть от $7 млрд, оказавшихся в распоряжении Михаила Прохорова восемь лет назад, была потрачена на покупку очень перспективных российских активов, а меньшая — на, казалось бы, "блажь", американскую баскетбольную команду Brooklin Nets. Ирония в том, что "блажь" оказалась прибыльной, а почти все перспективные активы — убыточными. Но это, конечно, не повод продавать их сейчас по бросовым ценам.

 

Газета "Ведомости" на прошлой неделе опубликовала статью "Михаил Прохоров продает все российские активы". Говорилось, что такое решение было принято после проведенных в апреле обысков в группе ОНЭКСИМ и последовавших увольнений в принадлежащей Прохорову газете РБК. Хотя в самом ОНЭКСИМе информацию отрицали, сообщив, что на продажу выставлены не все активы, а лишь часть, российские СМИ продолжили делать предположения, как скоро продаст Михаил Прохоров свои активы, насколько дешево и чем займется впоследствии. В итоге ОНЭКСИМ продал свои 20% "Уралкалия" за $2 млрд. владельцу минской "Юрас ойл" (официальный дилер "Уралхима" в Белоруссии) Дмитрию Лобяку. "Деньги" тоже решили подвести итог предпринимательской деятельности одного из самых заметных участников российского списка Forbes.

 

Удачи большие и маленькие

 

Активы инвестиционного фонда ОНЭКСИМ были приобретены в конце нулевых: Михаил Прохоров закончил процесс выхода из общего с Владимиром Потаниным "Норильского никеля", получив по условиям соглашения от $7 млрд до $9,5 млрд и доли в нескольких компаниях. В это время вниманием российских инвесторов пользовалось несколько ниш: электроэнергетика и высокие технологии, плюс неизменно популярный спорт. В эти три ниши ОНЭКСИМ вложил около 65 млрд рублей. Впоследствии добавились финансы, химия, СМИ, автомобилестроение. Общая сумма инвестиций превысила $5 млрд (более 300 млрд рублей). В итоге все эти активы Прохорова сгенерировали около 47 млрд рублей убытков.

 

Удачная продажа "Полюс Золота" (в 2013 году Прохоров реализовал пакет за $3,616 млрд), по сути, была продолжением "развода" с Потаниным — этот актив был получен от "Норникеля". Неплохим приобретением можно назвать и "Связной": он перешел ОНЭКСИМу в конце 2014 года из-за долга в 10 млрд рублей. Самым выгодным приобретением за все годы после выхода из "Норильского никеля" для Прохорова, как ни странно, стала покупка американского баскетбольного клуба Brooklin Nets. Купив в 2009-м 80% акций клуба за $220 млн, в прошлом году Прохоров стал его единоличным владельцем (сумма последней сделки не раскрывается). Все это время стоимость спортивной команды быстро росла и достигла $2 млрд. Правда, $1 млрд пришлось потратить на строительство стадиона для клуба.

 

Довольно активными были вложения Прохорова и в финансовые компании. Поначалу, вообще-то, эти приобретения не сулили ничего хорошего: в 2008-2009 годах ОНЭКСИМ приобрел около половины бизнеса испытывавшей финансовые сложности группы "Ренессанс" за $500 млн. Позже за вторую половину бизнеса основатель группы "Ренессанс" Стивен Дженнингс получил от Прохорова символические $8, а ОНЭКСИМу пришлось внести в капитал "Ренессанса" $485 млн и списать долги структур Дженнингса на $190 млн. Всего за это время в "Ренессанс" было вложено свыше $1 млрд.

 

Сама группа принесла прибыль только однажды — $14 млн в 2013 году. А вот розничный банк "Ренессанс Кредит", судя по отчетности, оставался прибыльным, во всяком случае с момента покупки и до кризиса.

 

Почти беспроблемным активом стал и банк МФК. Испытывая ностальгические чувства к названию (под этим именем открылся первый банк, основанный Прохоровым с Потаниным в 1992-м; с 2003 года этого бренда не существовало: МФК слился с Росбанком), в 2008-м Прохоров купил и переименовал в МФК небольшой АПР-банк. С момента создания он принес Прохорову почти 360 млн рублей, несмотря на убытки последних кризисных лет. Если бы не отток в этом году, на фоне обысков в ОНЭКСИМе, средств клиентов на общую сумму 10 млрд рублей, проект можно было бы считать образцовым.

 

Убытки от больших перспектив

 

У ОНЭКСИМа есть несколько вложений, которые сейчас кажутся не очень удачными, однако во время приобретения это были успешные компании, за которые еще надо было побороться. Один из самых показательных примеров — в сегменте энергетики.

 

Реформа энергетической отрасли, задуманная и проводимая Анатолием Чубайсом, в конце нулевых внушала оптимизм. Цены на электроэнергию обещали сделать рыночными, поэтому инвесторы устремились скупать активы. Прохоров выбрал один из лучших — ТГК-4. Эта огромная структура, состоявшая тогда из 24 электростанций, семи предприятий тепловых сетей и 665 котельных, обеспечивала половину потребностей европейской части России в электричестве. До покупки компания по отчетности с 2007 года всегда показывала прибыль. В расчете на дальнейший рост в 2009-м ОНЭКСИМ заплатил 26 млрд рублей за 50,3% ТГК-4 и переименовал предприятие в ПАО "Квадра".

У ТГК-4 был план потратить полученные миллиарды на строительство новых объектов и за счет продажи дополнительной мощности по высоким ценам перекрыть убытки от производства тепловой энергии,— комментирует старший аналитик компании "Атон" по нефтегазовому сектору и электроэнергетике Александр Корнилов.

Строительство, однако, шло медленно, цены на электроэнергию полностью рыночными так и не стали, а регулирование тарифов на тепло по-прежнему архаично. В результате "Квадра" уже несколько лет приносит ОНЭКСИМу убытки. Мало того что инвестор получил убыточную компанию, так еще пакет акций подешевел почти в десять раз и теперь стоит 2,3 млрд рублей",— резюмирует вице-президент Smart Consulting Group (SCG) Ленар Хафизов.

 

Еще более неожиданными можно назвать проблемы ОНЭКСИМа на рынке калийных удобрений. Когда в 2013 году ОНЭКСИМ покупал 21,75% одного из крупнейших в мире производителей, "Уралкалия", за 137,5 млрд рублей, компания считалась находкой: ее чистая прибыль в предыдущие пять лет в сумме составила $4,5 млрд, доля на мировом экспортном рынке калийных удобрений достигала 23%.

 

Можно было бы ожидать, что "Уралкалий" начнет приносить хорошие дивиденды ОНЭКСИМу, но рынок калийных удобрений неожиданно настигла череда неудач. Цены с тех пор упали почти в два раза, и в ближайшие годы их значительного восстановления не предвидится, отмечает старший аналитик Raiffeisenbank Константин Юминов. Кроме того, в 2014 году произошел провал на самом крупном руднике "Уралкалия" — "Соликамском", в результате предприятие лишилось примерно 18% добычи. 2014 год компания закончила с убытком 33 млрд рублей, а в 2015-м, хоть прибыль и была, ее пришлось направить на ремонт рудника и развитие.

 

Неудачно вышло у ОНЭКСИМа со страховой компанией "Согласие": получив ее после раздела в 2008 году, группа вложила в развитие 16 млрд рублей, а в итоге компания сильно пострадала в кризис и за 2014-2015 годы сгенерировала больше 10,5 млрд рублей убытков. При этом актив считался очень надежным (одна из крупнейших страховых компаний России, рейтинговое агентство RAEX последние несколько лет присваивает ей наивысший уровень надежности). По словам управляющего директора по банковским рейтингам агентства RAEX Алексея Янина, "Согласие" приносит убытки, поскольку в сегменте автострахования портфель у него проблемный.

 

Не столь удивительной стала неудача в автомобилестроении. Неизвестно, сколько именно потерял Прохоров на проекте "Е-мобиля",— официально было заявлено, что потрачено "несколько сотен миллионов евро". Потери на медиаактивах — РБК и "Живи!" — составили 12,5 млрд рублей. Зато политический проект Прохорова обошелся довольно дешево: предприниматель намеревался потратить на партию "Правое дело" $100 млн личных средств, но не успел: летом 2011-го Прохоров возглавил партию, а уже через три месяца ее покинул.

 

Если вернуться к промышленным и финансовым активам, продавать временно убыточные, но в долгосрочной перспективе прибыльные предприятия сейчас не время, соглашаются все аналитики. К тому же убытки компаний не всегда означают, что бизнесмен покрывает их из своего кармана (кроме, пожалуй, финансового сектора), поэтому и спешить Михаилу Прохорову особо некуда. "Уралкалий" и "Русал" вполне способны самостоятельно решить свои проблемы, "Квадра" долгое время использовала деньги от продажи акций ТГК-4 на развитие и покрытие убытков. А например, небольшая компания "Оптоган" (разработчик и производитель светодиодов) вообще не доставляет ОНЭКСИМу никаких хлопот, потому что с убытками разбирается с помощью владеющим ею на паритетных условиях "Роснано".