Новую реформу пенсионной системы обсуждали в СМИ всю прошлую неделю. Эксперты сходятся во мнении, что очередной вариант — тоже неокончательный: со сроками и структурой реформы определенности пока нет.
Когда будет проведена пенсионная реформа
Валерий Мельников / Коммерсантъ

Ирина Прохорова, главный редактор издательства "Новое литературное обозрение":

 

— Складывается впечатление, что у нас реформы рассматриваются в отрыве от специфики развития страны. С одной стороны, говорят, что у нас свой путь, а с другой — пытаются автоматически заимствовать разные модели, прикрутив их как-то к российской ситуации. Ощущение, что государство пытается уйти от социальной ответственности. Советский Союз был жестоким и неприятным, но все же социальным, гарантировавшим бесплатное обучение, лечение, пенсионное обеспечение. Сейчас же вся идея пенсионной реформы состоит в том, чтобы государство сняло с себя социальные обязательства. Если бы был развит рынок труда, то у людей была бы возможность заниматься накоплениями. Но если государство начинает все регулировать, фактически сворачивая бизнес, то нынешняя логика его реформ кажется как минимум странной. Если людям не дают зарабатывать, как можно снимать с себя социальные обязательства?

 

Дмитрий Александров, президент Национальной лиги управляющих:

 

— Какие-то глубокие структурные реформы до выборов 2018 года точно не будут сделаны. Это касается и повышения пенсионного возраста, и возвращения в работающем формате системы пенсионных накоплений. Мне кажется, последнее, к сожалению, нереализуемо. А после президентских выборов возможны какие-то изменения. Если исходить из нынешней логики действий правительства, оно скорее намерено законсервировать ситуацию до 2019-2020 годов, не предпринимая каких-то непопулярных шагов. Хотя, по сути, все шаги, что остались, так или иначе будут непопулярными. Но логика нынешних элит состоит в том, что пусть новая команда с этим разбирается.

 

Константин Сарсания, футболист, тренер, советник президента ФК "Зенит" по трансферной политике:

 

— Хотелось бы как можно скорее. В определенном возрасте, когда теряешь работоспособность, вопрос пенсии может расцениваться как вопрос жизни и смерти. С футболистами в нашей стране вообще ситуация неопределенная. В ряде стран у футболистов из зарплаты в определенный фонд вычитают деньги, которые они потом, лет через тридцать пять, получают еще и с небольшими процентами. Нам тоже нужно ввести подобную процедуру, потому что всем спортсменам тяжело по окончании карьеры возвращаться в обычную жизнь и нормально функционировать.

 

Виктория Токарева, писатель, режиссер, сценарист:

 

— Никогда. Политики, как всегда, обещают что-то сделать, а потом не сделают. Поэтому пусть пенсионеры выберут ту форму, которая наиболее независима от государства: копят деньги и держат их в чулке, а чулок положат под матрас.

 

Артем Летушов, руководитель компании "Интернет-деньги":

 

— Судя по тому, что происходит, неизвестно. Постоянно что-то меняется. Когда нет стабильности в определенном вопросе, это значит, что либо не понимают, что нужно сделать и что нужно получить, либо делают разные люди. У нас — и то, и другое. То мы хотим увеличить пенсионный возраст, то не хотим, то заморозим накопления, то не заморозим. Если будет так же продолжаться, ни к какому варианту пенсионной реформы мы не придем. Когда находишься в таком нестабильном историческом процессе, непонятно, чего тебе все-таки ожидать от своей пенсии, будет ли она вообще и в каком формате. У нас настолько все нестабильно, что ты, усердно работая, не можешь быть уверен, что через 10-15 лет за это что-то от государства получишь.

 

Александр Бузгалин, директор Института социоэкономики Московского финансово-юридического университета:

 

— Когда-нибудь какая-нибудь будет. Ответ зависит от экономико-политической ситуации в стране. В экономической политике идет борьба двух направлений: правительство и президент, хотя он старается от этого дистанцироваться, проводят неолиберальную линию с пенсионной реформой, ориентированную на человека, который сам строит свою политику накоплений на старость. Вторая линия, социал-государственная, предполагает, что государство должно в любом случае обеспечить старость человека, даже если он не имел возможности этого сделать сам за время трудовой деятельности. Например, сельский учитель или библиотекарь, получающие 20 тыс. рублей и имеющие несколько детей, не в состоянии ничего накопить. Если какие-то движения и начнутся, то только после выборов в Госдуму, и боюсь, что они будут в сторону первого направления.

 

Андрей Зубов, доктор исторических наук:

 

— Пенсионная реформа необходима, нынешняя система — детище советской логики по организации жизни. Тогда у человека не было частной собственности, и он был рабом государства. Оно платило ему плохую зарплату за его труд, чтобы потом платить плохую пенсию. Все жили на минимуме, и после ухода на пенсию оба супруга шли работать. В нормальной стране пенсия — лишь дополнение к семейным средствам и собственности. Частная собственность, а не пенсия дает основу содержания семьи. Нужно сделать собственность достоянием большей части общества, тогда мы сможем решить и пенсионную проблему. Поэтому шансов на проведение качественной пенсионной реформы пока мало.