Арбитражный суд Московского округа представил на своем сайте справку по результатам анализа причин отмены судебных актов судов региона и направления дел на новое рассмотрение за третий и четвертый кварталы прошедшего года с применением закона об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной или муниципальной собственности.
Кассация поправила суды по отчуждению недвижимого имущества
Евгений Павленко / Коммерсантъ

Всего за отхватываемый кассацией период судьями АС МО рассмотрено 248 дел, из которых на новое рассмотрение было направлено 39. Отмечается, что в ряде случаев суды не учитывали цель судебного разбирательства по требованиям, направленным на урегулирование разногласий, возникших при заключении договора, заключающуюся в устранении противоречий, препятствующих заключению договора, путем определения выкупной цены объекта.

 

В частности, сомнения в достоверности сведений об оценке стоимости спорного имущества сами по себе не могут служить основанием для отказа в удовлетворении требований о выкупе данного имущества. При их наличии суд должен принять предусмотренные положениями АПК меры для их устранения, в том числ суд вправе ставить вопрос о назначении повторной или дополнительной экспертизы по собственной инициативе.

 

Возмездное отчуждение недвижимого имущества

 

Кроме того, кассация указывает, что действующим законодательством не установлена строго определенная форма протокола разногласий к договору. Так, по делу № А40-169125/14 были заявлены требования о признании незаконным решения столичного департамента городского имущества об отказе в предоставлении госуслуги "возмездное отчуждение недвижимого имущества, арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, из государственной собственности Москвы" в отношении объекта недвижимости, а также об урегулировании разногласий, возникших при заключении договора купли-продажи нежилого помещения в отношении его цены. Решением АСГМ, оставленным без изменения постановлением 9-го ААС, в удовлетворении исковых требований отказано. Суды исходили из того, что проект договора купли-продажи, полученный истцом, не был им подписан, а составлен новый проект сделки, при этом сопроводительное письмо, направленное ответчику, протоколом разногласий не является, поскольку предполагается, что протокол разногласий будет являться неотъемлемой частью договора, и должен быть составлен в той же форме, что и договор, а также содержать возможность его подписания обеими сторонами. Истец, в свою очередь, не подписал в 30-дневный срок договор купли-продажи с протоколом разногласий, не обратился в суд с требованиями об оспаривании его условий –следовательно, в установленные законом срок и порядок не реализовал материальное право на преимущественное приобретение в собственность арендуемого имущества либо на его судебную защиту в случае несогласия с условиями реализации, в связи с чем нарушил процедуру выкупа, предусмотренную законодательством, и утратил преимущественное право на выкуп арендованного имущества, то есть право, за защитой которого заявитель обратился в суд.

 

АС МО отменил принятые судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в АСГМ, указав, что судами не дана оценка доводам истца о том, что представленный ответчиком проект договора купли-продажи истец не подписал ввиду несогласия с ценой выкупаемого имущества, в направленном в адрес ответчика письме истец указал на несогласие с ценой договора в предложенной ответчиком редакции, а также направил ответчику проект договора купли-продажи в собственной редакции с указанием на цену спорного имущества, установленную в отчете об оценке. Кассационный суд подчеркнул, что действующим законодательством не установлена строго определенная форма протокола разногласий к договору, и указал на необоснованность вывода судов о том, что протокол разногласий будет являться неотъемлемой частью договора, и должен быть составлен в той же форме, что и договор, а также содержать возможность его подписания обеими сторонами.

 

При этом АС МО отметил, что, согласно правовой позиции, отраженной в определениях Верховного суда, из положений ст. 443, п. 2 ст. 445, ст. 446 ГК следует, что согласие на заключение договора на иных условиях не является акцептом, а признается новой офертой, что не исключает его оформления в той же форме, что и первоначально направленная оферта, то есть в виде проекта договора.

Читать далее