В Варшаве 8 июля открылся двухдневный саммит НАТО, большая часть обсуждений и заявлений в ходе которого так или иначе связана с Россией.
Саммит НАТО собрался у российских границ
Николай Лазаренко/Pool / Коммерсантъ

В пятницу утром первыми работу начали не лидеры государств и правительств, а эксперты: политологи, а также бывшие и действующие дипломаты и военные. Они собрались на экспертный форум, который проходил в большом тенте у входа на футбольный стадион Варшавы, ставший местом проведения саммита. Неподалеку расположилась «выставка достижений натовского хозяйства». Военные стран альянса охотно показывали посетителям специально привезенные в Варшаву элементы высокотехнологичной системы воздушной разведки наземных целей Alliance Ground Surveillance — внушительного вида беспилотник (правда, как выяснилось, муляж), радиолокационные станции, палатки и железные контейнеры, оборудованные под оперативные базы.

 

В начале форума экспертов собравшимся показали фильм, главная мысль которого была выведена на экран: «НАТО существует для поддержания мира при помощи коллективной безопасности». Под пронзительную музыку друг друга сменяли кадры выступления экс-президента США Билла Клинтона, военных кораблей, готовых к атаке, и разрушенных зданий — то ли в Югославии, то ли где-то еще.

 

О том, что «ключевая функция НАТО — защита мира», заявил, открывая экспертное заседание, и президент Польши Анджей Дуда. «Мы хотим, чтобы были мир, спокойствие и процветание»,— заверил он, после чего дал понять: усиление восточных рубежей альянса и должно привести к этой цели. Генсек НАТО Йенс Столтенберг, выступавший следом, эту мысль подтвердил. «Альянс не стремится к конфронтации. Холодная война — это уже история, и она так и останется в прошлом»,— отметил он, пообещав «продолжать поиски конструктивного диалога с Россией». Об этом же он говорил и перед началом самого саммита, и накануне — в ходе встречи с российскими журналистами.

 

Суть политики НАТО в отношении Москвы в трех словах сформулировал глава военного комитета альянса Петр Павел. «Защита, сдерживание и диалог»,— заявил он, пояснив: отношения с Россией не «одномерны, как это может показаться на первый взгляд». Высокопоставленный военный обратился к своим слушателям с призывом: «Нам следует признать, что Россия может быть конкурентом, неприятелем, коллегой или партнером — причем одновременно».

 

 

Одно из наиболее жестких заявлений на экспертном форуме прозвучало из уст главы МИД Польши Витольда Ващиковского. «Кремль считает вторжение в Сирию своим суверенным правом и в то же время отвергает наше право защищать свою территорию»,— сказал он, после чего напомнил и о Крыме, и о Донбассе, и о грузинской войне, и о Приднестровье. «Цели России не совпадают с нашими целями»,— подвел черту министр, после чего отметил необходимость жестко отстаивать свои позиции в диалоге с Москвой: «В 1959 году СССР был куда более сильным, чем сейчас Россия. Но и тогда генсек НАТО сказал, что альянс хочет мира, но выдвигает предусловия (для развития отношений.— “Ъ”)». Впрочем, и господин Ващиковский вслед за своими коллегами повторил, что действия НАТО на восточных рубежах ни в коем случае «не направлены на конфронтацию, провокацию или создание угроз для России».

 

В том, что касается «сдерживания России», в первый день принципиально новых решений на саммите принято не было — впрочем, и формального закрепления прежних договоренностей было достаточно для того, чтобы руководители восточноевропейских стран называли саммит историческим.

 

Участники встречи на высшем уровне много говорили о важности развертывания на ротационной основе четырех батальонов в странах Балтии и Польше, обсуждали грядущее завершение создания шести штабных ячеек в Восточной Европе. При этом в многонациональных батальонах, которые будут там размещены, утверждены «лидирующие нации»: за Латвию будет отвечать Канада, за Литву — ФРГ, Эстонию возьмет на себя Великобритания, Польшу — США.

 

«Наши усилия за 17 лет пребывания в альянсе оправдались»,— заявил, в частности, Витольд Ващиковский, комментируя формальное утверждение решения о размещении в Польше частей Североатлантического альянса. Участники саммита также договорились не снижать темп международных военных учений — а новостью стало то, что теперь часть из них будет проводиться совместно с ЕС. Представители двух объединений в пятницу договорились в 2017–2018 годах провести параллельные и координированные маневры — в том числе по отражению «гибридных угроз».

 

Пока лидеры стран НАТО принимали меры по усилению восточных рубежей, западные эксперты на форуме неподалеку давали свое объяснение таким шагам. Они напоминали о проведенных Россией военной реформе, «серьезной модернизации» армии и «очень впечатляющих возможностях по обеспечению воздушной обороны», которыми теперь обладают российские военные.

 

«Решения в России все чаще принимают люди в военной форме, а не, например, экономисты»,— отметил один из участников форума, глава Международного центра обороны и безопасности (Эстония) Юри Люик.

 

Россию в Варшаве обсуждают и осуждают не только с военной точки зрения. 8 июля на полях саммита НАТО президент США Барак Обама встретился с главами Евросовета и Еврокомиссии Дональдом Туском и Жан-Клодом Юнкером. После переговоров американский лидер заявил об общем «стремлении сохранить санкции против России до тех пор, пока они (власти РФ.— “Ъ”) полностью не выполнят свои обязательства по минским договоренностям». Это высказывание в очередной раз показало, что Москва и Запад по-прежнему говорят на разных языках, и путей сближения позиций не видно. Власти РФ, напомним, не раз отмечали, что не являются участниками минских соглашений, а вся ответственность за нынешние проблемы в реализации договоренностей по урегулированию конфликта в Донбассе лежит на Киеве.

 

Тем временем заявление пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова было столь же «многовекторным», как и речи представителей стран НАТО. С одной стороны, он обрушился на альянс с критикой за приближение к российским границам, отметив: «Мы не ищем внешнего врага и не хотим искать. Но мы констатируем это, когда у наших границ ходят натовские солдаты и летают натовские самолеты». В то же время господин Песков дал понять, что сжигать мосты Москва не собирается и пытается найти «рациональные зерна» в заявлениях генсека Столтенберга — в частности, словах о «необходимости поддержания контактов и отсутствии непосредственной угрозы со стороны России». «Рассчитываем, что какой-то здравый смысл все-таки восторжествует»,— резюмировал представитель Кремля.

 

Павел Тарасенко