Решение выйти из Евросоюза пока дает обратный эффект.
Brexit сделал британскую экономику похожей на континентальную
Neil Hall / REUTERS

Решение выйти из Евросоюза должно было, как заявляли его сторонники, освободить британскую экономику от общеевропейских ограничений и позволить ей быстрее расти. Пока же Brexit дал обратный эффект. Банк Англии, который, как ожидалось, вслед за ФРС США начнет повышать процентные ставки, теперь больше похож на Европейский центробанк – собирается снижать их и, возможно, скупать активы, чтобы стимулировать экономику. Ее темпы роста, как и доходности гособлигаций, теперь стремятся к нулевой отметке, а инвесторы и компании столкнулись с экономической и политической неопределенностью, которая может продлиться не один год. Акции британских банков упали на десятки процентов – как и у их конкурентов с континента, породив опасения, что у банков возникнут проблемы с достаточностью капитала.

 

 

Все это хорошо знакомо инвесторам по другую сторону Ла-Манша, которым уже не один год приходится иметь дело со стагнацией в экономике, угрозой банковского кризиса, все более мягкой денежной политикой и одними из самых низких в мире доходностей гособлигаций, пишет The Wall Street Journal. «Политические перспективы Великобритании сейчас крайне неопределенные, и, похоже, существенно ухудшится ситуация в экономике, – говорит Джон Рейт, начальник отдела стратегии на рынке процентных инструментов UBS. – Сходство с проблемами еврозоны очевидно».

 

Доходность гособлигаций

 

Доходность британских гособлигаций после референдума 23 июня не только опустилась до исторического минимума, но и упала сильнее, чем у бондов других европейских стран. Так, спрэд по 10-летним британским и немецким бумагам сейчас менее 1 процентного пункта, хотя еще в марте достигал 1,67 п. п. Рейт прогнозирует дальнейшее сужение спрэда – до 0,45 п. п. к концу года.

 

Доходность 10-летних британских бумаг, до референдума превышавшая 1%, в пятницу составила 0,74%, немецких – минус 0,19%.

 

Денежная политика

 

Частично это отражает быстро изменившиеся ожидания относительно перспектив денежной политики. В конце 2015 г. инвесторы на рынке свопов прогнозировали, что Банк Англии, следуя за ФРС и учитывая улучшение экономической ситуации, в течение года повысит базовую ставку с нынешних 0,5% до 0,75% и до 1,5% – к 2019 г. Теперь они ждут, что британский ЦБ будет следовать в фарватере европейского. Многие ожидают снижения уже на будущей неделе. Ставка опустится до 0,1% к заседанию 4 августа, считают аналитики Bank of America Merrill Lynch. Они также полагают, что Банк Англии возобновит программу денежного стимулирования - возможно, уже в августе. В Goldman Sachs считают, что он последует примеру ЕЦБ и включит в число выкупаемых активов корпоративные облигации, которые составят половину от общего объема скупки в 100 млрд фунтов.

 

Экономика

 

Темпы роста британской экономики долгое время были выше, чем в еврозоне, но в ближайшее время ей, как и континенту, грозит в лучшем случае стагнация, а то и рецессия. В 2011-2015 гг. в еврозоне рост ВВП составлял от -0,9 до 1,7%, а в Великобритании – от 1,2 до 2,9%. «Мы снизили прогноз на следующий год с 2,1 до 0,7%, и, похоже, это еще весьма оптимистично», – говорит Лиз Мартинс, экономист HSBC по Великобритании (цитата по WSJ). Credit Suisse снизил прогноз по итогам этого года с 1,8 до 1%, а на 2017 г. – с 2,3 до -1%; из-за неопределенности компании будут откладывать инвестиции, а потребители – расходы, считают в банке.

 

 

Из немецких компаний, имеющих подразделения в Великобритании, 35% теперь планируют сократить инвестиции, а 26% – сотрудников, сообщила в пятницу Торговая палата Германии DIHK со ссылкой на результаты своего опроса. Увеличить капиталовложения намерены лишь 7%.

 

Банки

 

Brexit сильно ударил по банкам – как британским, так и континентальным. После референдума акции многих из них подешевели более чем на 30%. В ряде стран еврозоны – Греции, Португалии Испании, на Кипре – властям в последние годы преходилось бороться с банковским кризисом. Сейчас острее всего ситуация в Италии, где плохие кредиты у банков составляют 360 млрд евро (более 20% ВВП страны). После Brexit Еврокомиссия разрешила Италии предоставить местным банкам до конца года дополнительную ликвидность в размере 150 млрд евро, но они могут столкнуться и с нехваткой капитала. Премьер-министр Маттео Ренци заявил неделю назад, что вопреки правилам ЕК Италия может использовать для помощи банкам бюджетные средства.

 

В Великобритании правительство хотело продать свои доли в Royal Bank of Scotland (RBS) и Lloyds Banking Group, которые оно спасло в кризис 2008 г. Часть акций Lloyds на 2 млрд фунтов планировалось продать в ближайшие полгода. Но уже 25 июня в Вестминстере от этих планов отказались. Из-за итогов референдума начало приватизации RBS отложено минимум на два года, заявил на днях генеральный директор банка Росс Макэван. Падение его капитализации на треть Макэван назвал «настоящим ударом». Правительство хотело в течение пяти лет продать свои 73% в RBS за 29 млрд фунтов. По итогам пятницы капитализация всего банка составила 18,6 млрд фунтов.

 

Политика

 

Политические проблемы в еврозоне после мирового финансового кризиса не раз оказывали влияние на рынки. Многие страны, от Греции до Испании и от Италии до Бельгии, порой месяцами не могли сформировать дееспособное правительство. Инвесторы также часто жалуются, что власти Франции и Италии годами не могут провести структурные реформы, необходимые для борьбы с низкими темпами роста и высокой безработицей.

 

 

Теперь им добавилась еще одна головная боль. Новый премьер-министр Великобритании не сможет сформировать правительство раньше октября, и до сих пор неизвестно, когда начнутся переговоры с ЕС о разводе и какие условия дальнейших взаимоотношений могут обсуждаться. Лидирующая сейчас в голосовании в Консервативной партии Тереза Мэй заявила, что официальные переговоры не начнутся раньше следующего года. «Не уверен, что это возможно, <…> компаниям и финансовым рынкам ждать до конца года», – прокомментировал ее позицию в интервью Financial Times премьер-министр Бельгии Шарль Мишель.

 

Он также заявил, что поддерживает стратегию британского премьера Дэвида Кэмерона по экономическим реформам в ЕС и сожалеет, что потерял партнера в борьбе за «более конкретные реформы, меньше технократизма и бюрократии» в блоке. Но итоги референдума открыли «черную дыру» в Вестминстере, а лидеры европейских стран не пойдут на уступки Великобритании в вопросе доступа к общему рынку при ограничении свободы передвижения, сказал Мишель.