Экономисты Анна Киюцевская и Павел Трунин о том, что денежно-кредитная политика ЦБ РФ вполне отвечает мировой практике.
Центробанк как центробанк
Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

Официальные статистические данные, характеризующие текущее состояние российской экономики, вряд ли можно назвать оптимистичными. По данным Росстата, в I квартале темпы падения российской экономики составили 1,2% к соответствующему периоду предыдущего года, реальные располагаемые доходы населения за этот же период упали на 3,7%, реальная начисленная заработная плата – на 0,6% в аналогичном исчислении. Розничный товарооборот сократился на 5,4%. О продолжающемся ослаблении деловой активности позволяют судить и данные о динамике промышленного производства, объемы которого в апреле сократились на 5,6% к предыдущему периоду, а без учета влияния сезонных и календарных факторов динамика нулевая.

 

Десятого июня Центральный банк принял решение об уменьшении ключевой ставки, снизив ее на 0,5 п. п. до уровня 10,5%, что стало первым снижением с 31 июля 2015 г. Долгожданное уменьшение ключевой ставки произошло в условиях сохраняющейся высокой неопределенности как внутренних, так и внешних условий функционирования российской экономики, которые могут значительно повлиять на будущую направленность денежно-кредитной политики. При этом все чаще появляются призывы к более агрессивному смягчению денежно-кредитной политики ЦБ исходя из того, что во всем мире целью центральных банков якобы является стимулирование экономического роста.

 

Отметим, что мандат Банка России, представляющий собой стратегические цели регулятора, был утвержден на заре становления новой российской экономики Конституцией 1993 г. и законом о Центральном банке. Мандат включал защиту и обеспечение устойчивости рубля, а также развитие и укрепление банковской системы страны. Однако с учетом изменений, произошедших в российской экономике, и последствий мирового финансово-экономического кризиса в 2011 г. мандат Банка России был расширен за счет включения в него полномочий по обеспечению стабильности и развитию национальной платежной системы, а в июле 2013 г. – и финансового рынка страны.

 

Как свидетельствует мировой опыт, мандаты центральных банков содержат наиболее широко сформулированные, общеэкономические идеи. В результате они крайне редко подвергаются каким-либо изменениям. Так, например, мандат Центрального банка Канады, утвержденный в 1985 г., предполагает обеспечение экономического и финансового благосостояния страны, Новой Зеландии (1989 г.) – обеспечение стабильности цен, поддержание надежной и эффективной финансовой системы, эмиссию банкнот и монет. Аналогичным образом сформулированы и мандаты центральных банков развивающихся стран. В соответствии с конституцией Мексики к первостепенным задачам монетарных властей страны отнесены эмиссия национальной валюты, поддержание ее покупательной способности в долгосрочной перспективе для повышения благосостояния населения, к второстепенным – поддержание устойчивости финансовой и платежной систем.

 

В отдельных случаях в посткризисный период в мандаты центральных банков были включены полномочия по поддержанию стабильности финансовой системы. Так, например, мандат Банка Англии в редакции 2012 г. заключается в обеспечении монетарной и финансовой стабильности во благо британцев.

 

Мандат Банка России не только полностью соответствует мировым традициям, но и эволюционирует в соответствии с особенностями развития мировой экономики. При этом обратим внимание, что выше перечислены мандаты центральных банков, таргетирующих инфляцию, однако в большинстве случаев они не содержат прямого указания на цель по обеспечению ценовой стабильности.

Читать далее