Благодаря активным стараниям бывших вкладчиков Витас-банка, выступавших гражданскими истцами по уголовному делу экс-зампреда правления банка Сергея Сергеева, он получил пять лет колонии общего режима.
Сергей Сергеев из Витас-банка получил срок
Анатолий Жданов / Коммерсантъ

Вчера Бабушкинский суд г. Москвы огласил приговор в отношении бывшего зампреда правления Витас-банка Сергея Сергеева, дав ему пять лет колонии общего режима. Господина Сергеева привлекли к ответственности за мошенничество — банкир весной 2012 года вывел активы банка более чем на 500 млн руб. незадолго до отзыва лицензии (в июне 2012 года).

 

Немаловажную роль в судьбе господина Сергеева сыграли активные вкладчики Витас-банка. Они подключились к делу в качестве гражданских истцов в конце 2014 года. "Мы стали гражданскими истцами, так как через реестр кредиторов получить остаток средств (свыше суммы страхового возмещения.— "Ъ") было нереально,— рассказывает один из гражданских истцов Людмила Никитина.— На момент отзыва лицензии денег в банке не было". По данным ЦБ, дыра в капитале Витас-банка составляла 3 млрд руб. В конце 2015 года в суд было направлено обвинительное прокурорское заключение, в котором в качестве гражданских истцов фигурировали 11 ВИП-вкладчиков банка, суммарный ущерб которым составлял 22,3 млн руб., и АСВ с претензиями на 570 млн руб.

 

Обычно вкладчики банков-банкротов не принимают активного участия в уголовных разбирательствах в отношении топ-менеджеров, что делает ситуацию в Витас-банке исключительной. Его вкладчики не только формально выступали истцами, но и принимали посильное участие в доказательстве вины господина Сергеева. Как рассказала "Ъ" Людмила Никитина, они смотрели, слушали, записывали на диктофон разговоры господина Сергеева, когда тот еще был под домашним арестом. "Мы тесно общались со следствием, представителями АСВ и прокуратуры и сообщали о своих наблюдениях,— рассказывает она.— В том числе — о нарушении Сергеем Сергеевым условий домашнего ареста. Мы ходили и на каждое заседание". Именно ходатайство вкладчиков, поддержанное прокуратурой, изменило меру пресечения в ходе следствия для господина Сергеева с домашнего ареста на заключение.

 

Впрочем, несмотря на благоприятный исход для вкладчиков, их претензии остались вне рамок рассмотрения уголовного спора. "Думаю, решение Бабушкинского суда обусловлено желанием не загромождать судебный процесс: истцов много, рассмотрение всех исковых требований могло бы существенно его затянуть",— отмечает председатель коллегии адвокатов "Старинский, Корчаго и партнеры" Евгений Корчаго. Однако, по словам председателя московской коллегии адвокатов "Международное партнерство" Татьяны Проценко, приговор в отношении Сергея Сергеева избавит вкладчиков от необходимости доказывать вину банкира, что немаловажно. "Претензии гражданских истцов могут быть рассмотрены в рамках гражданского производства,— отмечает она.— Кроме того, вчерашний приговор вступит в силу через десять дней после оглашения, если сторонами не будет подана апелляционная жалоба. Ее вправе подать в том числе и гражданские истцы". Шанс на позитивный исход в случае апелляции у вкладчиков есть. "На практике уголовные суды часто не столь тщательно вникают во все нюансы требований гражданских истцов и принимает их позицию",— указывает Евгений Корчаго.

 

Впрочем, ситуацию омрачает тот факт, что на сегодняшний день у Сергея Сергеева нет имущества, реализация которого способна удовлетворить требования кредиторов, в том числе и вкладчиков. На момент передачи дела в суд (в конце 2015 года) за Сергеем Сергеевым числилась лишь часть дачного дома на шести сотках под Солнечногорском. В рамках судебного процесса ареста на иное имущество господина Сергеева не налагалось, отмечают участники процесса. Но вкладчики не унывают и надеются на АСВ, которое, если судить по делу Сергея Пугачева, достаточно успешно разыскивает активы банкиров-уголовников (см. "Ъ" от 13 февраля). По сведениям вкладчиков, у Сергея Сергеева до ареста была машина и две квартиры.

 

Вероника Горячева