Реформа российского образования, начатая в 2010 году, пока не принесла существенных результатов, считают эксперты аналитического центра при правительстве.
Реформа бюджетных учреждений прошла для отрасли незамеченной
Дмитрий Коротаев / Коммерсантъ

Доля бюджетных учреждений и традиционные типы финансирования остаются доминирующими. Большинство регионов быстро разочаровались в новой предложенной системе, отмечают эксперты.

 

Как следует из доклада аналитического центра при правительстве, пяти лет, прошедших после принятия 83-ФЗ, оказалось недостаточно для существенного реформирования российского образования. Общую реформу бюджетных учреждений правительство начало в 2010 году. В сфере образования она тогда вызвала наибольшие протесты — вплоть до митингов преподавателей. Основные принципы реформы предполагали введение госзаданий с целевыми субсидиями на их исполнение с одновременным разделением госучреждений на казенные и бюджетные. Последние получали большую финансовую свободу — в обмен на отказ учредителей от субсидиарной ответственности по их обязательствам они могли сохранять за собой доходы, полученные от деятельности, не связанной с госзаданием.

 

Значительных изменений в систему образования закон, однако, не принес: картина функционирования учреждений образования "изменилась незначительно", отмечают авторы доклада.

Хотя переход в новый автономный тип учреждений дает большую свободу финансово-хозяйственной деятельности и управления, это пока не стало существенным стимулом для более активной оптимизации сети,— делают вывод эксперты аналитического центра.

По их мнению, большинство регионов стараются сохранить основную часть учреждений в статусе бюджетных, но не используют возможности новой системы.

 

Расширение самостоятельности организаций, заложенное в законе, должно было сместить модель финансирования в сторону целевых субсидий и направить ее на поддержку новых инициативных типов учреждений. На практике же объем субсидий бюджетным учреждениям почти в шесть раз превысил поддержку других форм, в том числе автономной, что, по мнению экспертов, стало очевидным свидетельством "экономической инерционности" образовательных организаций. Собственные доходы учреждений, будучи значимыми на федеральном уровне (более трети совокупных доходов), на региональном и муниципальном уровнях не превышают 10%.

 

Кроме того, закон предполагал введение требований к качеству образовательных услуг, однако регионы не смогли завершить процесс их разработки, так как необходимый пакет документов по-прежнему отсутствует и на федеральном уровне.

 

Впрочем, опрос глав учреждений (Псковской, Тверской, Воронежской, Свердловской, Новосибирской областей и Краснодарского края) показал, что определенные итоги все-таки есть. Респонденты заявили, что в профессиональной среде сформировалось понимание связи между государственным заданием, образовательной услугой и нормативом финансирования этой услуги. Также, по их мнению, в учреждениях повысилась финансовая дисциплина. При этом основным негативным фактором в своей нынешней работе участники опроса назвали последствия другой реформы — переход на новые правила работы системы госзакупок. Это, по словам участников опроса, вызвало чрезмерную бюрократизацию госторгов.

Из-за централизации госзакупок торги начали проводить не сами заказчики — школы и детские сады, а органы управления образованием. Им же выгодно закупать по низким ценам, а заказчики при этом жалуются на качество товара,— говорит Татьяна Клячко, директор Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС.

Анастасия Мануйлова