НЛМК Владимира Лисина планирует запустить прокатный стан на 500 тыс. тонн арматуры и сортового проката в год на своем мини-заводе "НЛМК-Калуга".
НЛМК расширяет прокатные мощности в Калуге
Мария Ващук / Коммерсантъ

Роста спроса в отрасли не ждут, но запуск нового стана стал возможен после банкротства конкурента — Ревякинского метзавода. Из-за этого с рынка ушло 500 тыс. тонн проката, а НЛМК остался без контрагента, которому поставлял заготовку с калужской площадки.

 

НЛМК возобновил проработку инвестпроекта по строительству второго прокатного стана на заводе "НЛМК-Калуга", сообщил "Интерфакс" со ссылкой на источник и подтвердил собеседник "Ъ", знакомый с планами компании. Мощности стана могут составить 500 тыс. тонн в год, он будет рассчитан на выпуск арматуры и еще какого-либо вида сортового проката, уточняет источник "Ъ". Инвестиции в закупку оборудования оцениваются в сумму около €25 млн, идет выбор поставщика. В НЛМК "Ъ" сказали, что не комментируют конкретные планы, "но рассматривают разные возможности в рамках проработки следующего этапа развития компании".

 

"НЛМК-Калуга" заработал летом 2013 года (инвестиции — 38 млрд руб.), его мощности по выпуску арматуры и уголка — 900 тыс. тонн в год при мощности по выплавке стали 1,5 млн тонн. В 2015 году прокатные мощности были загружены на 83%, указано в отчете НЛМК, загрузка стальных не раскрывалась, но источник "Ъ" говорит, что она близка к максимальной (заготовка продается сторонним потребителям).

 

При запуске завода президент НЛМК Олег Багрин говорил, что "по мере увеличения спроса" компания может построить второй стан. Собеседники "Ъ" в отрасли говорят, что роста спроса на сортовой прокат в РФ как минимум в 2016 году они не ждут, несмотря на сезонное оживление стройки. В июньской презентации НП "Русская сталь", объединяющего крупнейших металлургов РФ, отмечается, что строительный сектор, на который приходится 56% потребления проката, в 2015 году снизил спрос на 12%, до 23 млн тонн. В 2016 году, прогнозируют в "Русской стали", общий спрос на прокат в РФ может сократиться на 6%, до 39 млн тонн. Оценка падения спроса от Worldsteel — 8,8%, до 36 млн тонн, но ее данные по спросу в 2015 году расходятся с данными "Русской стали". Один из собеседников "Ъ" в отрасли говорит, что, по пессимистичным оценкам, потребление строительного проката в этом году может упасть на 10-15% к 2015 году.

 

Но в конце прошлого года с рынка Центрального региона ушел заметный игрок — перестал работать Ревякинский метзавод мощностью 500 тыс. тонн проката, которому "НЛМК-Калуга" поставлял заготовку. НЛМК изучал возможность приобретения Ревякинского завода при условии, что банки спишут долги, "которые сами же и накрутили", говорил в марте Владимир Лисин. С банками (основной кредитор, по данным "Ъ", Сбербанк) договориться не удалось, и спустя несколько дней после заявления господина Лисина Олег Багрин сказал, что в НЛМК рассматривали покупку завода для сохранения производственной цепочки, но "пока закрыли" эту возможность. В мае арбитражный суд Тульской области признал Ревякинский метзавод банкротом. Запуск второго стана на "НЛМК-Калуге" позволит улучшить эффективность всей калужской площадки, заработать на более маржинальном продукте, чем заготовка, и увеличить долю рынка, говорит источник "Ъ", знакомый с планами компании. По итогам 2015 года доля "НЛМК-Калуга" в ЦФО превышала 30%.

Арматура — низкомаржинальный продукт, продавать ее с прибылью можно только в регионе производства,— указывает источник "Ъ" в отрасли.

Сейчас в ЦФО есть спрос: так, сортовой мини-завод "Северстали" в Балаково на 1 млн тонн в мае—июне был загружен почти на 100%, говорят в "Северстали". Но еще один собеседник "Ъ" считает опасным запускать новые мощности в условиях профицита: это может привести к новому падению цен, которые восстановились с начала года (по данным "Металл эксперта", внутренние цены на арматуру выросли на 83%, до $430 за тонну). Андрей Лобазов из "Атона" замечает, что маржа по EBITDA на сортовых мини-заводах обычно составляет около 10%, но при хорошей конъюнктуре, как сейчас, может превышать 15%.