На что надеялись и о чем молились участники Международного финансового конгресса.
«Боги слышат, но не всегда»
Алексей Даничев / РИА Новости

Заключительная часть Международного финансового конгресса началась с молитв о понижении ключевой ставки. Если первый день форума прошел под знаком страхов и тревог, то второй был наполнен верой и надеждой: верой в оживление отечественной экономики и надеждой на то, что ее удастся накачать сбережениями населения — в частности, благодаря развитию добровольной пенсионной системы. Корреспондент «Ленты.ру» пытался понять, почему россияне должны одновременно и доверять государству, и самостоятельно обеспечивать свое будущее.

 

Божественная трагедия

 

Второй день конгресса был отведен под обсуждение перспектив финансового рынка России. Причем всего и сразу — речь шла о банках, страховых компаниях, негосударственных пенсионных фондах (НПФ) и прочих больших и малых игроках.

 

Первую скрипку, безусловно, играли банки. Им это положено по статусу, ведь они занимают доминирующее положение в финсекторе. Активы кредитных организаций превышают 80 триллионов рублей, что больше 100 процентов ВВП России. Для сравнения: у страховщиков и НПФ — по два триллиона.

 

Поэтому одним из ключевых спикеров стал руководитель ВТБ Андрей Костин. Для начала он рассказал о главных вызовах, с которыми сталкиваются банки, — это и падение доходов, и низкий спрос на кредиты, и большая стоимость денег. Банковский бизнес сейчас стал менее привлекательным, посетовал Костин.

 

Говоря о стоимости денег, глава ВТБ посмотрел в сторону председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной и заверил ее в своей лояльности.

Практически во всем мы поддерживаем Центральный банк, — заявил Костин.

Единственное расхождение между ВТБ и ЦБ заключается в подходе к снижению ключевой ставки. Костину хотелось бы, чтобы денежно-кредитная политика смягчалась побыстрее.

Каждый раз перед советом директоров (решение по ключевой ставке принимает совет директоров ЦБ — прим. «Ленты.ру») я смотрю на небо и, как греческим богам, говорю членам совета директоров: пожалуйста, снизьте ставку! Боги слушают, но не очень, — рассказал он о своих чаяниях.

От божественного банкир ненадолго перешел к мирскому. Он рассказал о главном преимуществе любого банка. Кредитная организация, как и винный магазин, должна находиться в шаговой доступности. Таким образом он прокомментировал планы группы ВТБ по расширению присутствия в России «Почта Банка», клиентами которого, по его словам, станут 20 миллионов человек. Многие из них сейчас вообще не пользуются услугами никаких банков, отметил он.

 

Сделай пенсию сам

 

Знаковым событием стала и речь министра финансов Антона Силуанова. Как всегда, он посмотрел на все проблемы через призму бюджета.

 

Чиновник не смог избежать дежурных фраз о том, что ключевым вопросом для развития финансового сектора является предсказуемость властей — участники рынка должны доверять государству, понимать, какая в стране будет инфляция, какие ставки, какой курс национальной валюты и как изменится уровень налогообложения.

 

Фактор дефицита бюджета, главный для Минфина, во многом определяет будущий облик финрынка, отметил Силуанов. Резервы расходуются на его покрытие, они истощаются, и государство будет финансировать нехватку средств за счет долгового рынка.

 

При этом глава Минфина пожаловался на обескровленность финансовой системы: она не наполнена ресурсами. Все деньги сконцентрированы в банковском секторе, остальные участники — те же НПФы и страховые компании — страдают от голода. Фактически они не работают, признал Силуанов.

 

Страхование жизни вообще не является чертой русского характера, включился с пояснением Андрей Костин, люди не тратят деньги на защиту.

У нас "бог дал, бог взял". Отношение очень пренебрежительное к жизни, — снова упомянул он высшие силы.

К беседе о тяжелой судьбе страхового рынка присоединился президент Всероссийского союза страховщиков (ВСС) Игорь Юргенс. Он напомнил, что в России есть всего два вида обязательного страхования — ОСАГО и страхование опасных производств. С двумя инструментами нельзя развивать финансовый рынок, уверен Юргенс. Не помешали бы новые виды защиты — например, вмененное (слово «обязательное» слишком резкое и вызывает отторжение у многих, признал глава ВСС) страхование жилья.

 

Но Силуанов вернулся к разговору о нехватке денег в системе. Что делать в ситуации, когда у финансового сектора нет ресурсов? Нужно привлечь туда накопления россиян.

Надо в правильном направлении их концентрировать, — сказал министр финансов, имея в виду деньги населения.

Правильным направлением в данном случае является добровольное пенсионное обеспечение.

 

Минфин и Банк России приготовили предложение о создании такой системы, при которой человек может самостоятельно формировать собственный пенсионный капитал.

Эти средства не пропадут, — заверил Силуанов, вспомнив недобрым словом неоднократные заморозки пенсионных накоплений.

Пенсионный капитал можно будет тратить не только по прямому назначению. Деньги, в частности, разрешат пустить на лечение. Предложение о формировании новой системы будет внесено в правительство и парламент осенью 2016 года, сообщил министр финансов. Его реализация позволит насытить небанковский сектор деньгами.

 

Важно отметить, что Минфин уже далеко не в первый раз призывает россиян к самостоятельности. В ведомстве понимают, что государство может обеспечить пенсионеру только базовый доход. Чтобы коэффициент замещения (соотношение между пенсионными выплатами и зарплатой) добрался хотя бы до 40 процентов, одного Пенсионного фонда России (ПФР) недостаточно. Граждане должны сами поработать над своим будущим благополучием. Раньше ставка делалась на пенсионные накопления — они должны были помочь увеличить размер выплат. Но государство решило потратить эти накопления на текущие расходы. Теперь все чаще говорят о добровольной системе, дополняющей выплаты, которые люди получают от ПФР. Вероятно, правительство не сможет изъять и эти деньги (ведь не забирает же оно банковские вклады), но тут важен вопрос доверия. В этом Силуанов абсолютно прав.

Читать далее