Московские судьи освободили из-под домашних арестов владельца аэропорта Домодедово Дмитрия Каменщика и двух его предполагаемых подельников, обвиняемых СКР в связи с терактом 2011 года в оказании услуг, не соответствующих требованиям безопасности.
Освободившись из-под ареста, Дмитрий Каменщик сразу поехал на работу
Глеб Щелкунов / Коммерсантъ

"Дальнейшее продление домашних арестов противоречит положениям Европейской конвенции по правам человека",— решили судьи. По данным "Ъ", господин Каменщик не стал устраивать по случаю освобождения банкет, а вскоре после того как сотрудники ФСИН сняли электронный браслет, контролировавший его перемещения, отправился на работу. В аэропорту он не был больше четырех месяцев.

 

 

Президиум Мосгорсуда рассмотрел кассационное представление заместителя генпрокурора Владимира Малиновского и жалобу защиты Дмитрия Каменщика. Надзорное ведомство полагает, что господин Каменщик не совершал вменяемое ему в вину СКР преступление — оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть двух и более лиц (ч. 3 ст. 238 УК РФ). По версии следствия, владелец Домодедово и его подчиненные должны были обеспечить стопроцентный досмотр всех посетителей аэровокзала, а поскольку подобные меры приняты не были, этим воспользовался террорист-смертник Магомед Евлоев. Беспрепятственно пройдя в зал прилетов, он привел в действие бомбу, жертвами взрыва которой стали 37 человек, а еще 120 получили ранения различной степени тяжести. Представитель прокуратуры на это указал, что причинно-следственная связь между действиями ответственных за авиационную безопасность должностных лиц аэропорта и наступившими трагическими последствиями от теракта отсутствует. Как отмечает надзор и защита, на момент совершения теракта сплошной досмотр посетителей аэропорта законом вообще не был предусмотрен.

 

Кроме того и адвокаты, и представитель Генпрокуратуры указали, что следствие так и не смогло убедить их в том, что "интересы правосудия по рассмотрению данного дела не могут быть обеспечены иными мерами пресечения", кроме нахождения Дмитрия Каменщика под домашним арестом. В этой связи защита и прокуратура указали, что, добиваясь ареста Дмитрия Каменщика, СКР не привел доказательств того, что, находясь на свободе, хозяин аэропорта может скрыться либо помешать проведению следствия каким-то иным способом.

 

Прокуроры требовали отменить принятые по делу судебные акты, в том числе решение Басманного суда о продлении владельцу аэропорта домашнего ареста до 28 июля, то есть до пяти месяцев и десяти дней. Адвокаты предлагали также освободить обвиняемого под залог 50 млн руб.

 

На это руководитель следственной группы СКР Сергей Дубинский заявил, что вина Дмитрия Каменщика подтверждается показаниями одного из свидетелей, а также уже осужденного организатора теракта. "Я сам беседовал с этим преступником,— отметил господин Дубинский,— и он сказал мне, что выбрал для совершения теракта Домодедово, поскольку в другие аэропорты террорист-смертник не смог бы столь легко пройти". Следователь Дубинский настаивал на продлении ареста.

 

 

Члены президиума Мосгорсуда после короткого совещания удовлетворили требования Генпрокуратуры и защиты. "Решение о продлении меры пресечения отменить, а производство по делу прекратить",— зачитал резолютивную часть постановления зампредседателя Мосгорсуда Дмитрий Фомин.

 

Сам Дмитрий Каменщик в заседании не участвовал. Один из его адвокатов тут же связался по телефону с защитником, который находился в доме в деревне Одинцово Домодедовского района, где отбывал арест предприниматель, и сообщил ему о решении суда (господину Каменщику было запрещено пользоваться любыми средствами связи). А еще через некоторое время в особняк приехали сотрудники ФСИН, которые освободили владельца Домодедово от электронного браслета.

 

По данным источников "Ъ", никаких праздников в связи с освобождением господин Каменщик устраивать не стал, а вместо этого вскоре отправился на работу в Домодедово. Под домашним арестом он находился с 19 февраля этого года.

 

Более чем четырехмесячное пребывание в загородном доме, по сведениям "Ъ", далось ему нелегко. Предприниматель, привыкший ежедневно работать, мог управлять предприятием только через своих адвокатов. Поскольку с самого начала не был решен вопрос с пребыванием в том же доме членов его семьи, господин Каменщик страдал просто из-за невозможности общения и, как говорят, был даже рад встречам с сотрудниками ФСИН и ФСБ, которые приезжали к нему с проверками. Несколько компенсировать все эти неудобства он смог за счет активных занятий в небольшом тренажерном зале, который есть в его доме.

 

Тем временем для его освобождения была проделана колоссальная работа. Опасаясь ареста активов Домодедово для компенсации ущерба потерпевшим, которые заявили многомиллионные иски, представители господина Каменщика открыли спецсчет в банке, на который был положен 1 млрд руб. Деньги на этом счете в итоге и были арестованы Басманным судом, а следствие получило своеобразный залог. Кроме того, аэропорт учредил фонд "Авиационный", средства которого были использованы для благотворительных выплат потерпевшим от теракта 2011 года — на вчерашний день 122 человека получили 91 млн руб. Еще 6 заявлений находятся на рассмотрении. Поскольку большинство из них были признаны потерпевшими и по делу об опасных услугах, они отозвали из него свои исковые требования.

 

Вчера же Басманный райсуд рассмотрел ходатайства следствия о продлении домашних арестов двум другим фигурантам громкого дела — директору ЗАО "Домодедово Эрпорт Авиэйшен Секьюрити" Андрею Данилову и бывшему директору аэропортового комплекса Вячеславу Некрасову. Ранее Мосгорсуд отменил соответствующие решения райсуда, посчитав, что они были вынесены с нарушениями, но меры пресечения для самих обвиняемых не изменил.

 

 

На заседании райсуда следователь Дубинский настаивал на том, чтобы они оставались под домашними арестами до 27 июля. Защита, как и в случае с Дмитрием Каменщиком, предлагала за них залоги в размере 50 млн руб. Но в итоге судья Артур Карпов принял решение освободить фигурантов в зале суда. "Дальнейшее продление домашних арестов противоречит положениям Европейской конвенции по правам человека",— отметил он.

 

На сегодняшний день под домашним арестом по делу об оказании услуг осталась лишь экс-глава представительства "Эрпорт Менеджмент Компани Лимитед" Светлана Тришина, но ее адвокат Ольга Мокридина, подавшая на днях кассационную жалобу, также рассчитывает на изменение ей меры пресечения.

 

Освобожденных Басманным райсудом между тем избавили от электронных браслетов. Правда, уже в ближайшее время СКР собирается вызвать их, а также Дмитрия Каменщика, чтобы получить с них подписки о невыезде. После освобождения из изолятора, где изначально находились все трое обвиняемых, следователи вернули им общегражданские паспорта. Заграничные они получат только после того, как с них будут сняты обвинения.

 

По данным "Ъ", добиваться этого будут не только адвокаты фигурантов дела, но и Генпрокуратура. Заместитель генпрокурора Владимир Малиновский уже направил в адрес руководства Следственного комитета четыре требования об устранении нарушений закона, допущенных в ходе следствия. В них надзорное ведомство настаивает на прекращении уголовного преследования обвиняемых в связи с отсутствием в их действиях состава преступления, предусмотренного ст. 238 УК РФ.