Что произошло с властью рынка долговых инструментов? Торговцы облигациями должны были играть роль вигилантов, следя за излишними расходами правительств. Но, несмотря на высокий уровень государственной задолженности, они не продают облигации, поднимая тем самым доходность.
Рынок облигаций игнорирует ожидания
http://ria.ru/economy/20160701/1455766882.html

В итоге стоимость государственного заимствования упала до рекордно низкого уровня. Во многих странах инвесторы взвинтили цены на государственные облигации до таких высот, что они платят за право кредитовать правительства. Сегодня общая стоимость облигаций с отрицательной доходностью достигла $10 трлн.

 

Работающий длительное время с долговыми инструментами в Janus Capital Бил Гросс недавно предупредил, что отрицательная доходность - это "суперновая звезда", способная взорваться в любой момент.

 

Причем он не первый, кто встревожен переоцененными облигациями. Пессимисты говорят о верхней точки рынка облигаций с 2011 г.

 

В январе примерно две трети глобальных компаний по управлению активами мрачно оценивали перспективы государственных долговых обязательств. Но и для "медведей" этот год выглядит как очередное разочарование.

 

С начала 2016 г. и до середины июня доходность десятилетних казначейских облигаций снизилась с 2,27% до 1,59%, а доходность по эквивалентным немецким бумагам рухнула с 0,63% в отрицательную зону, отмечает журнал The Economist.

 

Все ожидали, что в этом году восстановление экономики продолжится и монетарная политика Америки как минимум вернется к своему нормальному состоянию. Однако после повышения процентных ставок в декабре ФРС продолжает топтаться на месте.

 

Месяц назад появилась надежда на повышение ставки в июне, но этого не случилось: темпы роста ВВП Америки в I квартале не оправдали ожиданий. Последние данные с рынка труда показали, что экономика в мае смогла создать всего 38 тыс. новых рабочих мест.

 

Но в разогреве рынка облигаций виновна не только ФРС. ЕЦБ и Банк Японии продолжают покупать облигации в рамках программы количественного смягчения (QE).

 

Также не следует забывать, что оба центральных банка ввели отрицательные процентные ставки за хранение фондов для коммерческих банков. В этой ситуации даже незначительная отрицательная номинальная доходность долговых инструментов может выглядеть привлекательной.

 

Инвесторы, как правило, предпочитают безопасность государственных долговых обязательств на фоне усиления политической и экономической неопределенности в мире.

 

По словам Тоби Наджела из компании по управлению активами Columbia Threadneedle, инвесторы учитывают краткосрочные угрозы (связанные с Дональдом Трампом, итогами референдума о членстве Великобритании в ЕС и замедлением Китая) при выборе безопасных государственных облигаций, даже несмотря на их низкую доходность.

 

Но если американская экономика вновь оживет (и ФРС ужесточит монетарную политику), а темпы роста китайской экономики стабилизируются на уровне 6,5-7%, то доходность облигаций почти наверняка вернется к уровню начала года.

 

Правда Япония дала понять, что доходность облигаций может остаться низкой еще достаточно долго. Пока нет признаков устойчивого увеличения инфляции или производительности, что могло бы подтолкнуть рост ВВП или доходности долговых инструментов до нормального уровня.

 

Кроме того, сохраняется высокий спрос на государственные облигации со стороны пенсионных фондов, страховых компаний и центральных банков. Возможно, на рынке долговых обязательств еще есть несколько вигилантов, то есть тех, кто наказывает провинившихся в обход правовых процедур, но они успешно нейтрализованы.