Банк замещает рыночные заимствования.
РСХБ задолжал государству
Зотов Алексей / Коммерсантъ

В первом квартале Россельхозбанк получил убыток в размере 4,2 млрд руб., следует из его международной отчетности. Это почти в пять раз лучше финансового результата за аналогичный период прошлого года (убыток — 19,8 млрд руб.). Стоит отметить, что РСХБ был убыточным весь прошлый год, за 2015 год его убыток составил 72,6 млрд руб.

 

http://im8.kommersant.ru/ISSUES.PHOTO/DAILY/2016/115/_2016d115-08-01.jpg

 

Сократить убыток в текущем году РСХБ помогло изменение стратегии формирования пассивов — в первом квартале 2016 года банк избрал тактику избавления от рыночных заимствований и сделал ставку на средства государственных институтов, свидетельствует его отчетность. Так, доля средств госструктур в пассивах банка за первый квартал выросла с 20% до 28%, составив 392 млрд руб. против 242 млрд руб. на конец года. Такая политика выбрана банком осознанно. "Стоимость государственных средств для нас — менее 10% годовых, населения — в среднем 8-9% годовых, при этом рыночные размещения в тот же период обошлись бы банку в 11-12% годовых",— пояснил зампред правления Россельхозбанка Кирилл Левин. По его словам, банк целенаправленно снижает привлечения на фондовом рынке и делает акцент на привлечении клиентских ресурсов — корпоративного и бюджетного секторов, розничных клиентов.

 

Действительно, в первом квартале РСХБ погасил большой объем облигаций — на 33 млрд руб., сократил привлечения от ЦБ, которые в прошлом году на пике составляли более 200 млрд руб., а в первом квартале — уже 41 млрд руб. Прирост средств физлиц за квартал составил почти 40 млрд руб., до 524 млрд руб. Реализация политики структурной перестройки баланса позволила банку восстановить чистую процентную маржу, которая составила 2,7% по итогам первого квартала 2016 года против 0,8% за первый квартал 2015 года, указывает Кирилл Левин.

 

Чистые процентные доходы банка действительно выросли почти в четыре раза — до 13,4 млрд руб. против 3,6 млрд руб. за первый квартал 2015 года. "С учетом текущей стоимости клиентского фондирования для крупнейших государственных банков казначейская стратегия Россельхозбанка выглядит логичной,— считает аналитик рейтингового агентства АКРА Кирилл Лукашук.— Тем более что банк де-факто стал бенефициаром структурного профицита ликвидности, заместив часть облигационного фондирования и средства Банка России ресурсами бюджета в широком смысле". Однако, уточняет эксперт, не стоит сильно переоценивать ситуацию, поскольку рост чистой процентной маржи в большей степени объясняется восстановительным эффектом. "Процентный риск после шока на рынке процентных ставок реализовался в основном в первом квартале 2015 года, который является базой для сравнения",— указывает он.

 

Влияние на финансовый результат оказало и сокращение отчислений в резервы — расходы на них в первом квартале составили 11,5 млрд руб. против 19,9 млрд руб. за аналогичный период 2015 года. Уровень NPL (проблемные кредиты с просрочкой более 90 дней) в отчетности не раскрыт. "Но судя по сокращению отчислений в резервы на фоне небольшого роста портфеля (за квартал совокупный кредитный портфель банка увеличился на 1,5%, до 1,65 трлн руб.— "Ъ"), можно сделать вывод, что у РСХБ, как у и других банков, стоимость риска — соотношение отчислений в резервы к среднему объему кредитного портфеля — также сокращается",— отмечает Кирилл Лукашук. "Сейчас ситуация с резервами у РСХБ стала чуть лучше, чем год назад: тогда резерв с лихвой перекрывал чистые процентные доходы и банк уходил в минус,— отмечает аналитик ИК АЛОР Кирилл Яковенко.— Сейчас после отчисления на резервы у банка остается еще около 14% чистых процентных доходов. На мой взгляд, структура пассивов РСХБ дает банку стабильность: на облигации в пассивах приходится 23%, тогда как на производные финансовые инструменты — всего 0,04%, у динамично развивающихся банков ситуация обратная".

 

Юлия Локшина