Впервые за долгое время Агентство по страхованию вкладов (АСВ) фактически непосредственно взялось за санацию — на сей раз проблемного Крайинвестбанка.
АСВ продолжит оздоровление Крайинвестбанка
Виктор Коротаев / Коммерсантъ

Вчера закончился срок действия временной администрации АСВ в Крайинвестбанке, введенной 25 декабря 2015 года сроком на шесть месяцев. Однако, как выяснил "Ъ", было принято решение продлить срок действия временной администрации еще на полгода — то есть до конца 2016 года. Это — прецедент за все время существования санации с 2008 года (когда инструментарий оздоровления банков был закреплен в российском законодательстве). До сих пор срок деятельности временной администрации АСВ в санированных банках не продлевался, а часто она уходила из банка и вовсе досрочно, передавая управление банку--рыночному санатору.

 

Вообще, смысл временной администрации — управлять банком в переходный период. Для того чтобы рыночному санатору стать полноценным владельцем оздоровляемого банка, необходимо провести ряд процедур — передать контроль, не всегда, но часто уменьшить капитал до одного рубля, объявить и провести допэмиссию в пользу санатора и т. п. А до тех пор, чтобы не сделать ситуацию еще хуже (под продолжающимся управлением бывшего руководства), банком управляет временная администрация АСВ.

 

Все указанные процедуры в случае с Крайинвестбанком не были завершены, и до сих пор владельцем банка является Краснодарский край, а не выбранный санатором РКНБ. В такой ситуации снимать временную администрацию может быть опасно, указывают участники рынка. О причинах происходящего "Ъ" уже сообщал подробно 15 июня. Теперь с продлением деятельности временной администрации АСВ в банке эта информация фактически подтвердилась. "Ситуация так и не разрешилась: РНКБ не хочет санировать на изначальных условиях, а ЦБ не хочет выделить дополнительные средства на санацию (30 млрд руб. против выделенных изначально на эти цели 18 млрд руб.",— говорит источник, близкий к обсуждению. Это подтверждает и другой собеседник "Ъ", знакомый с ситуацией: "Да, решено было продлить срок действия временной администрации в банке, так как обсуждение ситуации с санатором зашло в тупик".

 

Этого и следовало ожидать, указывает еще один собеседник "Ъ": "Уникальна была и сама ситуация вхождения санатора в этот проект, все решилось в одночасье, потому что в отношении Крайинвестбанка были введены санкции ровно на следующий день после конкурса, и пришлось в спешке менять санатора на санкционный же банк — у нового инвестора РНКБ просто не было времени на адекватную оценку ситуации". В АСВ вчера не ответили на запрос "Ъ". В РНКБ отказались от комментариев.

 

С учетом дополнительных запросов на финансирование и того, что санированный Крайинвестбанк санкционный, непонятно, сколько еще придется АСВ управлять банком и фактически его санировать, рассуждают банкиры. "Тот факт, что временная администрация продолжает управлять банком, означает только одно — санатор не готов стать его владельцем и стороны так и не договорились о плане финансового оздоровления, который обычно и готовится в этот период",— считает глава банка-санатора.

 

Само агентство уже давно не бралось за санацию кого бы то ни было, находя более или менее рыночных инвесторов. Правда, в последнее время интереса у рыночных игроков к участию в санации все меньше. Регулятор уже неоднократно выражал недовольство качеством санаций, при этом жестко настаивает на отказе от дополнительного финансирования уже утвержденных проектов. Так и неудовлетворенные запросы на допфинансирование до сих пор висят у ФК "Открытие" (на санацию "Траста" в размере более 40 млрд руб.), Транскапиталбанка (на 26 млрд руб. в рамках санации Инвестторгбанка) и Новикомбанка (на 10 млрд руб. в рамках санации Фондсервисбанка). До сих пор единственным случаем, когда ЦБ увеличил кредит на санацию, была санация Мособлбанка (СМП-банк получил дополнительно 50 млрд руб. в 2015 году). С тех пор АСВ и ЦБ не раз заявляли, что с 2015 года во всех проектах по санации заранее оговорено условие о том, что санатор не может обращаться за дополнительным кредитом.

 

Изменит ли регулятор позицию сейчас, учитывая, что данный проект выделяется среди прочих из-за санкций, которые делают объект санации малопривлекательным для других инвесторов,— вопрос, рассуждает управляющий партнер НАФИ Павел Самиев. "И непонятно, что делать в ситуации, если РНКБ окончательно откажется от проекта",— резюмирует он.

 

Юлия Локшина