Евразийский союз и Китай наконец готовы начать переговоры о торгово-экономическом сотрудничестве — соответствующее заявление было подписано в рамках визита президента РФ Владимира Путина в Китай.
Сотрудничество РФ и КНР расширяется, не ускоряясь
Дмитрий Азаров / Коммерсантъ

В ходе визита Владимира Путина в Китай министр торговли ЕЭК Вероника Никишина и министр коммерции КНР Гао Хучэн подписали заявление о начале переговоров по соглашению о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР (они же и будут вести эти переговоры). О намерении заключить его было объявлено еще в мае 2015 года, и этот год страны ЕАЭС согласовывали предложения, которые предстоит вынести на переговоры с Пекином. Китай готов обсуждать и снижение пошлин — но пока основные разделы совместного заявления (есть в распоряжении "Ъ") включают таможенное, техническое, санитарное, ветеринарное и фитосанитарное регулирование, защиту интеллектуальной собственности и конкуренции и электронную торговлю. Кроме того, стороны обещают создать "институты комплексного взаимодействия" — но будет ли это организация или рабочая группа, пока неясно. В сельском хозяйстве, промышленности, энергетике, транспорте и коммуникациях и инфраструктуре должны появиться "общие форматы по проектам общего интереса".

 

Накануне встречи Владимира Путина и Си Цзиньпина в Пекине прошло заседание межправительственной комиссии РФ и КНР по инвестициям с участием первого вице-премьера Игоря Шувалова и вице-премьера Госсовета Чжан Гаоли. Сейчас в российско-китайской повестке — 58 проектов на $50 млрд, но только 12 из них в стадии реализации (год назад оценка была на уровне $21 млрд, из них в $19 млрд оценивалось только строительство ВСМ Москва--Казань). Самой крупной сделкой за год стало привлечение кредитов китайских госбанков на финансирование проекта "Ямал СПГ" — суммарно на $12 млрд (в рамках визита подписан протокол о начале выборки кредитных средств). По другому крупному проекту — Восточной нефтехимической компании с оценкой в 1,3 трлн руб.— "Роснефть" договорилась с ChemChina о распределении долей, обсуждалось и строительство НПЗ "Роснефти" и CNPC в Тяньцзине, но пока не утверждено даже экономическое обоснование проекта.

 

Среди наиболее близких к завершению проектов собеседник "Ъ", знакомый с ходом переговоров, назвал СП СИБУРа и Sinopec по производству каучука в Китае, продажу доли в Быстринском месторождении консорциуму китайских инвесторов и строительство завода холодильников в Татарстане. По западному маршруту поставок газа, по словам Владимира Путина, идет "согласование условий".

 

В вопросах транспорта, впрочем, определенности гораздо меньше. Так, по-прежнему неясны перспективы участия России в строительстве автомагистрали из западного Китая в Европу — помимо создания высокоскоростного железнодорожного сообщения это самый крупный проект экономического пояса Шелкового пути, продвигаемый Китаем. "Интерес китайских инвесторов есть, но все упирается в окупаемость вложений, пока непонятно, будет ли достаточным грузопоток",— пояснил собеседник "Ъ". Другой транспортный проект — коридоры "Приморье-1" и "Приморье-2" (предполагают поставки китайских грузов через приморские порты) — по словам вице-премьера Юрия Трутнева, также нуждается в "инструментах хеджирования рисков". К началу сентября стороны договорились решить, "какая организация, в какой юрисдикции находящаяся, будет заниматься строительством коридоров, каким образом будет сконструирован механизм обеспечения и гарантий, какие механизмы финансирования будут применяться", уточнил вице-премьер.

 

Обсуждались и операции в нацвалютах (сейчас доля рубля в таких платежах составляет 3%, юаня — 9%). ЦБ РФ и Комиссия по регулированию ценных бумаг КНР договорились о создании расчетно-клирингового центра по операциям в юанях (такие центры уже действуют в Лондоне и еще ряде стран). Кроме того, как сообщали ранее в российском Минфине, правительство планирует размещать облигации в юанях на внутреннем рынке — для выхода же на рынок КНР пока нет инфраструктуры, заметил заместитель главы ведомства Сергей Сторчак. На базе Российско-китайского инвестфонда (создан РФПИ и China Investment Corporation) также может быть создан новый механизм по инвестированию в юанях, рассказал "Ъ" Кирилл Дмитриев, отметив, что "китайским компаниям действительно интереснее инвестировать в юанях". Предполагается, что это перенесет валютные риски на сторону заемщика.

 

Татьяна Едовина, Михаил Коростиков