Референдум в Великобритании закончился победой противников Евросоюза: подсчет голосов показал, что выход из содружества поддержали 51,9% британцев, за членство в ЕС проголосовали 48,1%.
«Самый мощный удар по западному укладу с 1945 года». Как понимать Brexit
Depositphotos.com

При этом опросы, которые проводились в день референдума, прогнозировали обратный результат – за Brexit высказывались 48%, против – 52%. Утром 24 июня глава правительства Великобритании Дэвид Кэмерон, выступавший за членство в ЕС, объявил, что уходит в отставку. Курс фунта стерлингов упал до минимальных за 30 лет значений, снизившись на 11% по отношению к доллару.

 

Slon Magazine выяснил, что пишут о судьбоносном решении британцев.

 

Telegraph

 

Издание Telegraph задается вопросом, способна ли британская демократия объединить народ в новых реалиях. Референдум о выходе из ЕС был знаком того, что население хочет ее «оживить». Теперь же, как пишет газета, нация настолько разобщена, что отсутствует какое-либо адекватное представление о будущем Великобритании: «Старые против молодых. Лондон против остальных. Шотландия против Англии. Элиты против рабочего класса. Они все – как с разных планет». Даже победившие сторонники Brexit не в состоянии выработать общего мнения о том, какой теперь должна быть страна. Их «манифест» – это на самом деле «лишь набросок того, какой должна быть политика, и далеко не согласованное видение будущего правительства», – пишет Telegraph. Единственный выход из кризиса издание видит в проведении всеобщих выборов, формировании новых лидеров и четкой политической программы.

 

Economist

 

Economist называет решение британцев эмоциональным приступом, противоречащим самому английскому характеру.

 

«Великобритания заслуженно известна своим прагматизмом и подозрительностью по отношению к непроверенным идеям. Эта нация воротила нос от республиканства, фашизма и коммунизма. Голосование Англии в пользу Brexit 23 июня выглядит резким отказом от обычного поведения. И дело не только в том, что результат был неанглийским, но и в том, как это случилось. Ведь это триумф кампании за отделение, которая странным образом не сумела ответить ни на один из очевидных вопросов о Brexit. Какие торговые отношения будут у страны? Что будет с миром в Северной Ирландии и будущим союза? Как быть с 1,3 млн британских экспатов в ЕС?

 

И все же английский прагматизм нельзя считать мертвым, даже несмотря на эмоциональный спазм 23 июня. Голосовавшие скоро поймут, что им впарили пустышку. Они наверняка по-прежнему практичны и в достаточной степени трезвы, чтобы потребовать от того, кто будет вести переговоры с ЕС, чтобы они сохранили многие преимущества и оставили Великобританию настолько открытой и процветающей, насколько это возможно. Сейчас британцы похвалят себя за то, что дали волю своему внутреннему анархисту, как обычная чувствительная нация. Но потом более знакомая английская черта – приземленный скептицизм – должен и сможет заявить о себе».

Читать далее