Российское авторское общество (РАО) отказалось от претензий к ресторану, с которого требовало компенсацию за звучавшую в нем музыку, и к поставлявшему эту музыку сервису.
РАО сняло претензии к сервису музыки для ресторанов
Роман Яровицын / Коммерсантъ

Ответчикам удалось доказать, что все права приобретены у авторов без участия РАО. Пример доказывает, что действующую сейчас бездоговорную систему управления правами есть чем заменить, указывают в Минкомсвязи.

 

Арбитражный суд Ульяновской области прекратил производство по иску РАО к ООО "Соренто Заволжье" (управляет пиццерией "Соренто" в Ульяновске) в связи с отказом истца от требований, следует из картотеки суда. Ранее РАО требовало с ресторана компенсацию 40 тыс. руб. за нарушение исключительных прав на произведения.

 

Как следует из представленных в суде документов (есть у "Ъ"), в августе 2015 года представитель РАО сделал видеозапись, зафиксировавшую использование внутри заведения "произведений из репертуара РАО", после чего организация обратилась в суд. В качестве соответчика привлекли компанию "Бубука", с которой у пиццерии был лицензионный договор на право коммерческого использования произведений. По словам основателя компании Дмитрия Пангаева, "Бубука" за абонентскую плату предоставляет заведениям музыкальные произведения, с авторами которых у сервиса есть договор. При этом стандартная цена для предприятий общественного питания составляет 2,5 тыс. руб. в месяц, тогда как у РАО, по информации на его сайте, ставки за публичное использование музыкальных произведений составляют "от 30 до 60 руб. с посадочного места" (средний ресторан платит 2-3 тыс. руб.). В 2015 году выручка компании составила 15 млн руб., говорит господин Пангаев. РАО в 2015 году выплатило правообладателям 4,6 млрд руб.

 

По словам представителей "Бубуки", эксперт РАО, расшифровывавший звучавшие в заведении музыкальные произведения, определил "то, чего не было". Компания выполнила свою экспертизу, по результатам которой указанных треков на видеозаписи обнаружено не было. Тогда РАО решило поменять стратегию и исковые требования. Организация признала, что экспертиза "Бубуки" верна, но указала, что один из треков зарегистрирован в Broadcast Music, Inc. (BMI) — одной из американских организаций защиты авторских прав. Поскольку РАО, как пишут его представители, вправе действовать от имени BMI, истцы потребовали 20 тыс. руб. за "неправомерное публичное исполнение" трека.

 

Но автор спорного трека Екатерина Сикоза уведомила суд, что имеет действующий договор с музыкальной платформой Jamendo, не имеет претензий к "Соренто Заволжью" и что РАО "не может заявлять любые исковые требования" в защиту ее прав. У "Бубуки" с Jamendo есть контракт на использование музыки в коммерческой сфере, уточнил Дмитрий Пангаев. После этого РАО решило отказаться от исковых требований.

Главной целью РАО является защита интересов авторов. После получения всей необходимой информации об отсутствии претензий со стороны правообладателей РАО заявило отказ от иска,— подтвердил "Ъ" представитель общества.

Если бы ответчик представил все документы раньше, вопрос "был бы исчерпан без обращения в суд", подчеркнул он.

 

Замминистра связи и массовых коммуникаций Алексей Волин слышал о судебном процессе. Пример подтверждает, что системы, заменяющие бездоговорное управление, могут существовать, считает он.

Такие сервисы показывают, что конструкция, которая используется сегодня рядом уполномоченных организаций, является архаичной и устаревшей,— заявил он "Ъ".

От передачи РАО управления своими авторскими правами ранее отказывались такие артисты, как поэт Илья Резник, рэп-исполнитель Oxxxymoron, продюсер Макс Фадеев. В ноябре 2015 года член авторского совета РАО, продюсер и композитор Игорь Матвиенко заявил о "хищениях" в РАО и передаче соответствующего дела в прокуратуру. Впрочем, в мае 2016 года правоохранительные органы сообщили, что по итогам проверки деятельности обществ по коллективному управлению авторскими правами нарушений обнаружено не было.