Получить право «уборки» в проблемном банке становится намного сложнее.
Чисто конкретно: рынок санации ждет революция?
Depositphotos.com

Банк России наконец нарисовал официальный «портрет» санатора, которым рынок начнет руководствоваться уже в конце июня. В шестнадцатистраничном документе ЦБ определены критерии, исходя из которых будет осуществляться выбор «доктора» для оздоровления проблемного финансового института. Во что превратится рынок санации после этого эпохального нововведения, разбирался Банки.ру.

 

Кому дадут лечить

 

С 27 июня 2016 года в силу вступит указание Банка России, повышающее требования к претендентам на санацию банков. Отметим, что Центробанк поэтапно ужесточал требования к санаторам, все более четко прописывая их у себя и представляя на строгий «суд» общественности. Однако законченный полновесный документ, определяющий принципы отбора санатора, появился впервые.

 

Согласно указанию ЦБ РФ № 4010-У, зарегистрированному в Минюсте 16 июня 2016 года, приобретатель имущества и обязательств санируемого банка определяется в рамках закрытого конкурса, который проводится Агентством по страхованию вкладов. Претендовать на санацию может только та кредитная организация, у которой наличествует банковская лицензия на привлечение вкладов.

 

Финансовое положение такого банка устроит регулятор, если кредитная организация работает на рынке более трех лет («осуществление банковской деятельности не менее трех лет с даты его государственной регистрации»), размер собственного капитала будущего санатора равняется не менее чем 10% от размера принимаемых им на себя обязательств (пассивов) «спасаемого» банка, требующих урегулирования, а нормативы достаточности капитала санатора отвечают требованиям ЦБ на протяжении 36 последних месяцев.

 

Кроме того, «финансовый оздоровитель» не может иметь просроченные денежные обязательства перед Банком России (включая выплату кредитов, процентов по ним, штрафы, формирование обязательных резервов и др.) и бюджетами разных уровней (налоги, пени), а также наложенные запреты и ограничения от регулятора, но должен иметь положительный суммарный финрезультат своей деятельности (вести безубыточную деятельность) за четыре последних квартала.

 

Помимо этого, санатор-конкурсант должен относиться к «средней» или «хорошей» группе финансовой устойчивости, а также иметь на балансе недвижимость на сумму 500 млн рублей с заключением независимого оценщика. Логично, что у «спасателя» должны отсутствовать сведения о наличии признаков высокой вовлеченности в проведение сомнительных операций.

 

Для участия в конкурсе «оздоровителям» придется раскрыть структуру собственности и представить соответствующие данные в АСВ для оценки деловой репутации.

 

Так называемый банк-приобретатель (приобретает он обязательства санируемого банка) будет признан не соответствующим требованиям, если допустит «невыполнение хотя бы одного из мероприятий плана участия АСВ в осуществлении мер по предупреждению банкротства банка или в урегулировании его обязательств». Это касается как новых, так и уже «бывалых» санаторов.

 

Потенциальный санатор, подавший заявку о заинтересованности в проведении оздоровления какой-либо кредитной организации в любое время, сможет получить «добро» от регулирующих органов в течение года с момента подачи заявки (столько составляет срок ее действия).

 

Допускается и коллективная санация — для нее несколько участников рынка подают заявку о заинтересованности и для АСВ выступают как один банк-кандидат на участие в конкурсе.

 

На основе полученных заявок АСВ составляет перечень подходящих банков-кандидатов и направляет его в ЦБ РФ, который вправе запретить участие любого кандидата в конкурсе, если найдет какое-либо несоответствие или нарушение. Такой «несчастливчик» не получит от агентства извещение о проведении закрытого конкурса. Участие в нем бесплатно, но и затраты банков на участие не компенсируются. У «конкурсанта» есть право отказаться от участия до даты проведения конкурса. Если в указанный срок после получения извещения о проведении конкурса банк-приобретатель не направит в АСВ документы, характеризующие его финансовое положение, не представит другие необходимые бумаги и не уведомит агентство об участии в закрытом конкурсе, он считается «отказником».

 

Конкурс будет признан несостоявшимся, если в нем участвовало только одно лицо или конкурсное предложение лишь одного лица было признано удовлетворяющим всем требованиям. Тем не менее несостоявшийся конкурс приводит к заключению договора с единственным участником, если его предложение относительно предельной стоимости имущества банка, требующего оздоровления, составляет не более 20%.

 

«Желающих выступить в качестве санатора станет меньше примерно на 50%»

 

Многие банки, в том числе крупные игроки, а также активные санаторы, отказались комментировать нововведения ЦБ. Кто-то сослался на то, что это «слишком политизированная тема». Кто-то честно в неформальном разговоре признался, что на текущий момент банк не хочет комментировать санации, иные обратили внимание, что, будучи сами в свое время санированными структурами, крайне болезненно воспринимают любые разговоры о финансовом оздоровлении.

 

В итоге дать экспертный комментарий к установленному дедлайну согласились (или смогли — в силу различных причин) только три банка и два рейтинговых агентства.

 

Заместитель председателя правления СМП Банка Дмитрий Ларькин не ожидает, что реализация новых требований ЦБ РФ приведет к существенному изменению рынка санаций, так как Центробанк и до этого взвешенно и ответственно подходил выбору санаторов, оценивал финансовое положение участников и выбирал лучшие условия оздоровления из предложенных, а затем контролировал реализацию согласованного плана.

 

Именно поэтому, по словам Ларькина, в большинстве случаев санаторами выступают крупнейшие российские банки, так как они обладают необходимыми для данной процедуры техническими, кадровыми и финансовыми ресурсами. Однако введение жесткого перечня критериев позволит сделать процесс выбора санатора еще более понятным и прозрачным, предполагает он. Едва ли при этом рынок претерпит сильные изменения — пул традиционных санаторов может просто сократиться из-за более жестких требований ЦБ. Кто-то технически не будет подпадать под более жесткие критерии. Таким образом, прироста количества санаторов-«новичков» ждать не приходится.

Большинство банков расценивает санацию как возможность для интенсивного роста, расширения клиентской базы и быстрого выхода в регионы, где они ранее не были представлены, поэтому, как правило, проявляют интерес к подобным предложениям. И вряд ли появление ограничений повлияет на их интерес — скорее, оно сократит количество потенциальных участников конкурса на проведение санации, — замечает Ларькин. — Однако установленные Центробанком требования основаны на реальных потребностях, так как санация отвлекает управленческие и финансовые ресурсы, оказывает давление на капитал, увеличивает административные расходы. Поэтому санатор должен обладать достаточным запасом прочности и быть финансово стабильным институтом, чтобы качественно выполнить возложенные на него обязанности.

Ларькин предполагает, что введение ограничений создаст дополнительный стимул для развития института мегасанатора. Так как в настоящее время отбор банка-санатора подразумевает под собой проведение конкурса, то есть должно быть несколько заявок для выбора лучшего предложения.

Сейчас многие банки уже проводят процедуру финансового оздоровления, а некоторые успешно санируют несколько банков одновременно. Вероятно также, что кто-то из числа уже действующих санаторов будет не готов к новым процедурам финансового оздоровления. Часть игроков не смогут претендовать на санацию ввиду несоответствия требованиям регулятора. В этом случае как раз необходим мегасанатор, который сможет провести финансовое оздоровление банка, банкротство которого может привести к негативным социальным и экономическим последствиям, — уверен наш собеседник.

Начальник аналитического управления Национального рейтингового агентства (НРА) Карина Артемьева также полагает, что обновленные критерии сужают круг банков, которые могут быть теоретически допущены до конкурса.

Это, разумеется, повлияет на консолидацию рынка, и гораздо меньше банков будут готовы претендовать на финансовое оздоровление той или иной кредитной организации. По нашим оценкам, та группа банков-санаторов, которая уже сейчас сложилась на рынке и участвует в наибольшем количестве проектов по финоздоровлению, будет и дальше консолидировать эти проекты у себя, и новых игроков на данном рынке станет значительно меньше, — говорит она. — Я также считаю, что уже действующие на рынке банки-санаторы не сильно пострадают от этих нововведений, потому что рынок санации и так находится и всегда находился под жестким контролем и надзором со стороны регулятора. Потенциальные банки-участники санаций, которые раньше не были замечены на этом рынке, будут гораздо более подробно изучать поступающие предложения по оздоровлению финансовых структур и в гораздо меньшем количестве будут подавать заявки на конкурс. Ведь далеко не все банки смогут соответствовать новым, жестким, установленным регулятором критериям.

Артемьева также поддерживает идею мегасанатора.

По моему мнению, идея создания единого мегасанатора до сих пор достаточно жизнеспособна, при определенных условиях может действительно появиться какой-то институт, который уже сейчас выступает мегасанатором (как тот же «Российский Капитал»). Либо АСВ сможет напрямую участвовать в финансовом оздоровлении банков в случае, если со стороны других коммерческих кредитных организаций не будет заявок на участие в санации конкретного банка, либо если все заявленные на конкурс участники не будут соответствовать тем требованиям, которые будет предъявлять государство, — рассуждает она.

В принципе, мнения экспертов сходятся в одном: рынок санаций значительно сузится, а новые игроки вряд ли станут пробовать себя на нем. Дело осложняется тем, что и существующий «оздоровительный» рынок был не самым масштабным.

 

Таким образом, идея внедрения мегасанатора сейчас кажется особенно актуальной, тем более на фоне ситуации с банком «Траст». Совсем недавно стало известно, что повторный конкурс на его санацию не состоялся. По данным СМИ, процесс затянулся, в частности, из-за того, что Центробанк отказывается выделять дополнительные деньги на оздоровление фининститута.

 

Первый заместитель председателя правления банка «Югра» Юрий Мельников убежден, что новый документ регулятора «просто делает санацию цивилизованной, такой, какой она должна была быть изначально: с понятными критериями, которым должен соответствовать санатор, с санкциями и ограничениями к нему и к самой процедуре».

Благодаря этому, можно надеяться, что санация превратится из простого поглощения одного банка другим в действительно оздоровительную процедуру и для конкретного банка, и для отрасли, — заявляет он. — Желающих выступить в качестве санатора станет меньше примерно на 50%. Появление «мегасанатора», на мой взгляд, будет скорее свидетельствовать о том, что отрасль в глубоком кризисе и что обычных механизмов не хватает. Сейчас достаточно тех санаторов, которые уже есть. Мегасанатором могли бы стать Сбербанк или ВТБ, но, повторюсь, появление такого субъекта будет не очень хорошим признаком для банковской отрасли.

Заместитель председателя правления Локо-Банка Андрей Люшин убежден, что новые критерии для отбора претендентов позитивно повлияют на рынок санации в России. Ведь банки-санаторы должны обладать исключительным «здоровьем», чтобы исключить вероятность не только неисполнения обязательств, взятых на себя в рамках оздоровления санируемого банка, но и допущения ситуации, когда за счет средств на санацию банк-санатор поправляет собственное положение.

Именно об этом весной заявляла глава ЦБ на очередном съезде Ассоциации российских банков, пообещав, что регулятор будет строже подходить к выбору санаторов, — напоминает Люшин. — На мой взгляд, после введения данного указания основные изменения на рынке санации произойдут не столько в количественном, сколько в качественном отношении. Вряд ли на этот рынок придут новые игроки, но, бесспорно, с него уйдут те, кто не сможет соответствовать новым требованиям регулятора.

Дело ясное, что дело темное

 

Тем не менее в указании ЦБ РФ остались и не совсем ясные для экспертов, но при этом крайне важные фрагменты.

С учетом введения достаточно жестких критериев (положительный финансовый результат суммарно за последние четыре квартала, размер капитала санатора не менее 10% обязательств санируемого банка) рынок санаторов неизбежно сузится, — комментирует указание ЦБ аналитик по банковским рейтингам RAEX («Эксперт РА») Людмила Кожекина. — Вероятно, ужесточение критериев отбора может привести к появлению коллективных заявок на проведение санации, то есть заявок от нескольких банков в качестве одного кандидата. Однако стоит отметить, что критерий соотношения капитала банка-санатора и обязательств санируемого банка учитывает лишь некоторую сопоставимость размера банков, но не принимает во внимание влияние величины «дыры» в капитале и ее влияния на агрегированную достаточность капитала банков. Банк-приобретатель в обязательном порядке предоставляет в АСВ прогнозный расчет своего финансового положения после приобретения имущества и обязательств санируемого банка. Однако конкретных критериев на этот счет указанием Банка России не устанавливается.

Кожекина также указывает, что в указании не содержится информации о том, могут ли текущие банки-санаторы, не соответствующие установленным критериям, продолжать осуществлять процесс санации.

Например, Кранбанк не соответствует критерию о соотношении размера капитала и обязательств переданного ему на санацию банка «Солидарность». Транскапиталбанк, Новикомбанк, МФК и Бинбанк не имеют положительного суммарного финансового результата в течение требуемых последних четырех кварталов. При этом вводится серьезное ужесточение процедуры санации относительно невыполнения хотя бы одного из мероприятий, предусмотренных планом санации АСВ: причем как для вновь отобранных банков-санаторов, так и для тех, что уже вовлечены в этот процесс, — делится наблюдениями Кожекина.

Она предполагает, что, скорее всего, из-за сужения круга потенциальных санаторов проблемные банки будут передаваться «Российскому Капиталу» чаще, чем это происходит сейчас.

ЦБ РФ для передачи «Российскому Капиталу» на санацию новых банков предусмотрел оговорку на соблюдение части критериев. В частности, такие критерии, как отнесение банка к первой или второй группе в соответствии с указанием Банка России № 2005-У, отсутствие просроченных обязательств перед ЦБ РФ, наличие положительного финансового результата («Российский Капитал» убыточен в течение более чем четырех последних кварталов), не распространяются на банки, в которых осуществляются мероприятия по предупреждению банкротства при условии, что АСВ владеет не менее чем 75% капитала банка. Возможно, оговорка включалась на случай передачи банка «Глобэкс» и Связь-Банка от ВЭБа к АСВ (также не имеют положительного финансового результата суммарно за последние четыре квартала), — заключает Людмила Кожекина.