ЦБ охлаждает падающий рынок.
Потребкредитованию сдерживают будущий рост
Олег Харсеев / Коммерсантъ

Банк России вчера опубликовал на своем сайте поправки к инструкции об обязательных нормативах банков (139-И). Документ предусматривает введение повышенного коэффициента риска на уровне 110% (1,1) по необеспеченным потребительских рублевым ссудам с полной стоимостью кредита (ПСК) 25-35% при расчете норматива достаточности капитала (Н1). Сейчас коэффициент риска для этой категории составляет 100% (1). Повышение будет применяться с 1 августа 2016 года. На договоры, заключенные до этой даты, ужесточение распространяться не будет.

 

Таким образом, регулятор возвращается в данной категории к уровню, установленному им в период бума потребительского кредитования, для охлаждения рынка. С 1 июля 2013 года ЦБ ввел при расчете Н1 повышенные коэффициенты риска в зависимости от размера полной стоимости кредитов. Для необеспеченных розничных ссуд с ПСК 25-35% коэффициент составил 1,1, по самым дорогим потребительским кредитам с ПСК более 60% коэффициент был установлен на уровне 2. Такие меры были обоснованы. В 2012 году рынок потребительского кредитования вырос на 53%, что вызывало беспокойство регулятора. В 2013 году темпы роста удалось снизить до 31,3%, в 2014 — до 8,9%.

 

Однако уже в 2015 году на фоне кризиса и ужесточений со стороны ЦБ рынок потребкредитования ушел в минус. Чтобы исправить ситуацию, в марте 2015 года регулятор решил временно отказаться от повышенных коэффициентов риска по потребительским кредитам с ПСК 25-35%, более дорогие ссуды послабление не затронуло. Тем не менее за 2015 год объем необеспеченных розничных кредитов сократился на 12,4%.

 

Впрочем, уже в этом году ЦБ заговорил о восстановлении рынка потребительского кредитования и своих опасениях, связанных с этим (см. "Ъ" от 11 апреля).

 

Некоторое оживление на рынке действительно есть — по данным ЦБ, за четыре месяца текущего года объем необеспеченных розничных кредитов сократился на 2,7% против 6,5% за аналогичный период прошлого года. Но и позитивной, даже помесячной динамики (данные за май недоступны) пока не наблюдается.

 

В такой ситуации для участников рынка потребительского кредитования возврат к сдерживающим мерам в этом сегменте вызывает недоумение. "Мы не видим очевидных предпосылок для повышения коэффициентов риска по необеспеченным розничным кредитам со ставками 25-35%, и понятно, что эта мера окажет дополнительное давление на отрасль",— указывает зампред правления банка "Ренессанс Кредит" Татьяна Хондру. По словам зампреда правления Ланта-банка Дмитрия Шевченко, повышенный коэффициент риска в отношении потребительских кредитов введен исключительно как заградительная мера к такому кредитованию. "Логику введения данной меры несложно понять. Кредиты с высокой ставкой выдаются клиентам с высоким ожидаемым риском и еще более высоким риском в стрессовом сценарии, именно его и должен покрывать дополнительный капитал",— указывает вице-президент ВТБ 24 Андрей Гулецкий.

 

Участники рынка сходятся во мнении, что повышение коэффициентов риска по указанной категории ссуд будет на руку государственным и универсальным банкам и больно ударит по монолайнерам. "Это гораздо актуальнее для банков, чья модель кредитования построена на POS-кредитовании и массовом кредитовании клиентов "с улицы", то есть незнакомых для банка, в этих сегментах принимаемые меры ЦБ найдут свое отражение",— указывает директор департамента розничных продаж Юникредит-банка Сергей Васяткин. Полагаю, что в указанном сегменте далеко не многие кредитные организации смогут понизить ставки, это и так довольно низкий диапазон для коммерческих банков, добавляет Татьяна Хондру. В первую очередь мера ударит по слабокапитализированным банкам-монолайнерам, соглашается Андрей Гулецкий, отмечая, что ВТБ 24 это должно затронуть незначительно. В Сбербанке заявили, что "эффект будет небольшим". Такие кредиты составляют не более 10%, уточнили там, отметив, что все потребительские кредиты — это 9% активов банка, большинство из них выданы по более низким ставкам.

 

Впрочем, эксперты уверены, что мера не станет фатальной для рынка. "Это превентивный шаг, который сдержит в первую очередь возможное оживление потребкредитования, нежели нанесет какой-то материальный ущерб действующим игрокам",— заключает главный экономист "ПФ Капитал" Евгений Надоршин.

 

Ксения Дементьева, Богдан Бакалейко