Пока они не хотят выходить из тени – это им невыгодно.
Депутаты хотят упростить бизнес для 5 млн ремесленников России
А. Таранин

Валенки 51-летний капитан милиции и бывший сотрудник ГИБДД Николай Сайкин научился делать еще 25 лет назад. Уволился из органов, чтобы зарабатывать на жизнь ремеслом, и выкупил заброшенный катавальный цех в 70 км от Вологды. Поначалу, рассказывает Сайкин, дела у него шли неплохо: он зарегистрировал ИП, нанял 20 работников, выручка от продажи валенок, которыми он торговал на ярмарках и выставках, была такая, что он смог пожертвовать 140 000 руб. на колокола для местного храма.

 

Но в январе 2012 г. налоговая нагрузка на малый бизнес выросла прежде всего за счет социальных взносов, и производство пришлось сократить: сейчас в цехе работают три человека, продажи упали. Руководит цехом сейчас его 27-летний сын. Кроме Сайкина в вологодском товариществе народных промыслов не осталось ни одного зарегистрированного ремесленника, хотя до 2012 г. их было около 50. «Да и я сейчас нищий, даже шерсти купить не на что», – жалуется он: задолженности по налогам и кредитам подкосили дело.

 

Эта история типичная для всего мелкого бизнеса в России, но для ремесленников особенно.

 

Новый старый класс

На прошлой неделе депутат Рафаэль Марданшин внес в Госдуму проект поправок в закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в России», цель которых – выделить ремесленников в отдельный социальный класс и поддержать их. В нынешнем виде этот закон только упоминает о ремесленниках. А их в России около 5 млн и многие работают в серой зоне – не зарегистрированы как индивидуальные предприниматели и не платят налогов, рассказывает Марданшин. Цель законопроекта – содействовать выходу ремесленников из тени. На них уже сейчас распространяются льготы, предусмотренные для малого бизнеса, – налоговые каникулы, льготные ставки налогообложения, возможность работать по патентам, право участвовать в гостендерах по закупке товаров и услуг. Но, как правило, они ими не пользуются, поскольку предпочитают не регистрироваться ни как юрлицо, ни как ИП. Например, в 2015 г. только 10 российских регионов из 86 запрашивали средства на поддержку ремесленников и ремесленных палат, рассказал человек, участвующий в обсуждении законопроекта.

 

Многие льготы для малого бизнеса введены на время кризиса, а ремесленникам нужны постоянные, считает Андрей Ефанов, лидер проекта Агентства стратегических инициатив (АСИ) «Новые ремесленники России». Для этого ремесленникам необходим юридический статус, который поможет подключаться к целевым программам финансирования, получать налоговые льготы, помещения для организации мастерских и создания ремесленных палат, лоббирующих интересы мастеров, консультирующих их и т. д., перечисляет он. Все эти меры, кроме налоговых льгот, прописаны в законопроекте. Всего он выделяет восемь групп по видам ремесленной деятельности – от обувного производства и деревообработки до бытового обслуживания. Пивоваров, сыроделов, колбасников и других производителей продуктов питания из списка убрали после обсуждения проекта в рабочей группе (в нее входят представители АСИ, юристы, сами ремесленники, а возглавил ее депутат Марданшин), говорит Ефанов.

 

По тематике законопроект проходит по ведомству Минэкономразвития, но он туда пока не поступал, а когда поступит, то будет рассмотрен в установленном порядке, сказал сотрудник пресс-службы министерства.

Читать далее