Арест Ларисы Маркус не прибавил шансов кредиторам Внешпромбанка получить назад свои деньги.
Внешпромбанкрот: собрание кредиторов «черной дыры»
Сергей Бобылев/ТАСС

В Москве прошло первое собрание кредиторов обанкроченного Внешпромбанка, ставшего рекордсменом России по размеру «дыры» в капитале. Адвокаты за 10 млн долларов, квартиры в Нью-Йорке, купленные предположительно на средства вкладчиков ВПБ... Обозреватель Банки.ру выслушала отчет конкурсного управляющего, а также возмущения кредиторов.

 

В повестке собрания кредиторов Внешпромбанка значились стандартные для такого мероприятия вопросы, такие как образование комитета кредиторов, рассмотрение отчета конкурсного управляющего о финансовом состоянии банка, утверждение сметы затрат на проведение мероприятий по конкурсному производству. Нестандартной остается лишь «дыра» в капитале «умершего» банка, которая оценивается в рекордные 210 млрд рублей, о чем не раз в ходе собрания напоминали друг другу вкладчики.

 

Всего на собрание пришло 249 кредиторов, голоса которых составили 84,81% от числа всех требований. Первым делом представитель Агентства по страхованию вкладов (АСВ) пояснил собравшимся, что все расходы на проведение собрания финансируются из конкурсной массы банка. Самый щепетильный вопрос для кредиторов банка, как всегда, — избрание комитета кредиторов. Дело в том, что согласно законодательству комитет может состоять минимум из трех человек, максимум из 11. Причем часто попасть в комитет представителям кредиторов не удается — вакантные места занимают представители АСВ и Федеральной налоговой службы, которые нередко имеют большую часть голосов.

 

Ведущий собрания сразу же предостерег, что в комитет сильно стремиться не надо — работа кредиторов не оплачивается. И предложил сформировать состав из семи человек.

 

Комитет кредиторов избирается на весь период конкурсного производства. По статистике АСВ, в среднем процедура конкурсного производства длится 3,5 года.

Ориентируйтесь на трехлетнюю как минимум работу. Все три года придется участвовать в данных заседаниях, мы вас будем загружать материалами, требовать от вас бюллетеней, — настраивал ведущий, отметив, что нередко членам комитета надоедает заниматься этой деятельностью.

После того как присутствующие на собрании «сострадальцы», как окрестил коллег один из кредиторов, сдали заполненные бюллетени с голосами о количестве членов комитета (спор разгорелся, семь или 11 человек нужно выбирать, в итоге было выбрано семь, трое из них - представители ФНС), слово взяла представитель конкурсного управляющего Наталья Корженкова. Она рассказала, что, по последним данным на текущий момент, установлены требования кредиторов на сумму около 200 млрд рублей, а заявлены требования на 250 млрд рублей. В первую очередь отнесено более 10 тыс. кредиторов-физлиц с требованиями на сумму 77 млрд рублей, из них требования АСВ составляют 44,6 млрд рублей.

 

Что касается имущества банка, как отметила Корженкова, основная его часть, отраженная на балансе Внешпромбанка, — это кредиты заемщиков: около 190 млрд рублей.

Проведя анализ кредитов, которые есть на сегодняшний день в банке, мы считаем, что львиная доля кредитов вряд ли когда-либо погасится. Из 170 миллиардов рублей, которые составляют «тела» кредитов, около 138 миллиардов рублей — это очень проблемные кредиты, — заявила представитель АСВ.

К тому же, по ее словам, кредиты на сумму 4 млрд рублей выданы юрлицам, которые находятся на стадии банкротства, а значит, вернуть их нет шансов. Всего лишь около 10 млрд рублей требований по кредитам юрлицам могут быть возвращены в банк, сообщила Корженкова. По кредитам физлиц, по ее словам, ситуация также неутешительна: «живых» активов есть лишь на сумму 10—15 млрд рублей.

 

Крупными активами банка являются вложения в ценные бумаги на сумму порядка 5 млрд рублей, «это реальные, хорошие бумаги» — облигации Бинбанка и Азиатско-Тихоокеанского Банка (АТБ). Правда, АТБ, как отметила выступающая, оспаривает сделку о покупке-продажи бумаг. В собственности банка находилось также 43 автомобиля, а в офисах ВПБ было обнаружено более 60 картин, часть которых, по словам представителя АСВ, может быть высоко оценена. Итого качественные активы, которые могут быть потрачены на удовлетворение требований кредиторов, составляют порядка 20—25 млрд рублей. А выплаты кредиторам первой очереди в лучшем случае могут составить 11—12% от суммы их зависших в банке средств.

 

Примечательно, что кредиты на 5,7 млрд рублей выданы бывшему руководству банка, в том числе экс-президенту и одной из совладелиц Внешпромбанка Ларисе Маркус (1 млрд рублей) и ее брату, совладельцу банка, экс-президенту Российской федерации бобслея и скелетона Георгию Беджамову (3,3 млрд рублей). По этим кредитам АСВ подало заявление в суды, сообщила Корженкова.

Таким образом, только два этих человека имели в банке кредиты на сумму 4,3 миллиарда рублей, — подчеркнула представитель конкурсного управляющего.

Еще одним неприятным сюрпризом для вкладчиков стала новость о том, что займы на сумму 7,7 млрд рублей составляют «нарисованные» кредиты, которые заемщики оспаривают в правоохранительных органах.

 

Возмущение у присутствующих вызвала информация о сумме, которая может быть потрачена на юристов и адвокатов для возврата активов в банк. Как сообщила Наталья Корженкова, в качестве вознаграждения детективам и адвокатам при возврате средств предусмотрено 10 млн долларов.

Розыск этого имущества и подтверждение его наличия — одна из имеющихся задач, потому что активы, которые являются собственностью банка, недостаточны для того, чтобы удовлетворить требования кредиторов, — пояснила Корженкова.

Она напомнила, что уголовное дело продлено до 18 августа. А следствием арестовано имущество Маркус, наложен арест на недвижимость около 500 кв. м. В мае этого года панамский офшор Panabroker обратился в нью-йоркский суд с требованием к Внешпромбанку вернуть выданные кредиты в размере 1,57 млн долларов. В Нью-Йорке, как рассказала Корженкова, «нашлись» восемь квартир, которые куплены на средства, предположительно выведенные из Внешпромбанка.

Скажите честно: «Мы выбираем целенаправленно иностранные крупные фирмы, которые работают в разных юрисдикциях, но при этом стоимость работы юриста стоит 1 200 долларов в час»... Это ни в какие ворота не лезет! — возмущался один из клиентов ВПБ, предложив нанять разыскные агентства по другим расценкам.

Но представитель АСВ пыталась парировать, подчеркивая, что окончательное решение о выделении средств на адвокатов должен принять комитет кредиторов.

Вы считаете, что кто-то взял на себя лавры нахождения квартир? Лавры никто не брал, эта информация была взята из прессы, — прокомментировала Корженкова.

В итоге первое собрание кредиторов самого масштабного банковского банкротcтва едва не оказалось сорвано. Одни из вкладчиков, изучив отчет АСВ, решили, что «цифры не сходятся». Другие предложили, по сути, революцию в законодательстве — «сместить» АСВ из списка кредиторов первой очереди. Третьи прямо призывали бойкотировать собрание.

 

По итогам мероприятия, продолжавшегося больше пяти часов, все-таки были утверждены семь членов комитета кредиторов. Многие из вкладчиков были настроены бороться до победного конца.

Я подал обращения в правительство Российской Федерации, Следственный комитет, президенту. Это нарушение прав человека, и я не остановлюсь, пока не добьюсь возврата своих денег, — поделился с Банки.ру кредитор банка Константин.

«Денег нет, но вы держитесь! Вот суть выступления Корженковой!» — шутили на странице вкладчиков ВПБ в социальной сети «ВКонтакте».

В истории России мы видим первый такой случай, когда больше 200 миллиардов рублей утекли в никуда. Надо бороться! — резюмировал один из кредиторов.

Бороться, судя по всему, придется долго.