Им может стать «Ростелеком», хотя задачи такого оператора пока не ясны.
Роскомнадзор предлагает создать оператора big data
М. Стулов / Ведомости

Руководитель Роскомнадзора Александр Жаров на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) заявил о необходимости создания единого оператора больших массивов данных (big data). По словам Жарова, этот оператор будет следить и контролировать, чтобы данные не попадали в руки злоумышленников. Оператор может принять форму государственно-частного партнерства (ГЧП), сказал Жаров. Других подробностей о возможном операторе не раскрыли ни Жаров, ни представитель Роскомнадзора Вадим Ампелонский.

 

«Ростелеком» ведет переговоры о том, чтобы стать таким оператором, говорят близкий к оператору человек и собеседник «Ведомостей», слышавший это от чиновников Роскомнадзора. Никаких четких планов и договоренностей пока нет, сказал близкий к госоператору человек. По его словам, дискуссия о регулировании больших массивов данных активно идет последние несколько месяцев и постепенно выходит в публичную плоскость: в ближайшее время на отраслевом уровне могут начать обсуждаться более конкретные инициативы. Собеседник в «Ростелекоме» считает маловероятным, что компанию выберут оператором больших данных.

 

Понятие больших данных можно трактовать широко, говорит сотрудник крупного оператора. Сейчас у чиновников, по его словам, есть стремление расширить понятие персональных данных, которое описано в законе, чтобы такими данными были не только имя, фамилия человека, но и некий набор поведенческих факторов, на основе которых можно что-то понять о человеке, – например, где он покупает товары, на какие сайты заходит и т. п.

 

Понятие больших данных отличается от персональных данных, поясняет директор по правовым вопросам и GR «Мегафона» Анна Серебряникова. Во-первых, массив больших данных отличается обезличенностью, неструктурированностью и разнородностью. Например, база абонентов «Мегафона» с ФИО и паспортными данными – это не большие данные. А вот данные о перемещениях мобильных устройств без привязки к абоненту – уже большие данные, объясняет она. Во-вторых, в отличие от персональных данных для больших данных нормативная база пока отсутствует, резюмирует Серебряникова.

 

 

Под оператором больших данных понимается платформа для обмена массивами таких данных и заказа исследований, уверена Серебряникова. По сути, это биржа – в Китае подобная есть, говорит она. По словам Серебряниковой, на сессии ПМЭФа с участием Жарова «Мегафон» предлагал создать саморегулируемую организацию с таким функционалом. По ее мнению, участие «Ростелекома» в этой организации было бы логично, но вряд ли эффективно создавать монополию на базе любой компании. Необходимо участие и банков, и интернет-компаний (например, «Яндекса»), социальных сетей, операторов связи, перечисляет Серебряникова. В зависимости от задач такой площадки размер инвестиций в ее создание еще предстоит оценить.

 

Велика вероятность, что глава Роскомнадзора Жаров использовал термин ГЧП не в прямом, а в переносном смысле, чтобы показать, что государство поучаствует в проекте, но как – пока неизвестно, считает председатель совета директоров InfraOne (прямые инвестиции в инфраструктуру) Альберт Еганян. Он называет три причины. Во-первых, объекты big data (например, дата-центры) не перечислены в действующем законодательстве о ГЧП и концессиях. Во-вторых, не существует объявленного государством конкурса или инициативной заявки на такое партнерство. Наконец, инвестиционная часть рынка, занимающаяся вложениями в ГЧП и концессии, не знает о подготовке подобного проекта, замечает Еганян.

Читать далее