Ведение бизнеса через несколько юрлиц может казаться единственным законным способом оптимизировать налоговое бремя. Важно помнить, что налоговая оптимизация в нашей стране не может быть связана только с экономией на налогах.
Опасные связи: о чем следует помнить при дроблении бизнеса
Simon Dawson / Bloomberg via Getty Images

Ольга Пономарева - управляющий партнер группы компаний «Содействие бизнес проектам»

 

Случается, что предпринимателей вызывают на допрос в налоговую инспекцию. Когда нашего клиента — директора московской сервисной компании — пригласили по соответствующему адресу, ей пришлось отвечать на вопросы:

Почему вы ведете свой бизнес через несколько юридических лиц? При этом сами зарегистрированы как ИП. Как вы все это можете объяснить?

Люди из инспекции дали понять, что подозревают намеренное дробление бизнеса для получения необоснованной налоговой выгоды. Директор не смогла внятно обосновать суть своей бизнес-схемы, и вскоре у нее началась налоговая проверка. Приобретя такой опыт, предпринимательница занялась разбором полетов — каким образом налоговики вычислили у ее предприятий явную взаимозависимость.

 

Вы можете прямо сейчас задать себе те же самые вопросы о своем бизнесе. Если у вас нет готовых ответов, то вы находитесь на грани риска. Дробление бизнеса может казаться единственным законным способом оптимизировать налоговое бремя. Закон на самом деле прямо не запрещает создать сразу несколько юрлиц или ИП на спецрежимах («упрощенка» и налог на вмененный доход). Но налоговики смогли подобрать к данной схеме свои ключи, что для многих компаний уже обернулось существенными доначислениями.

 

На практике атака налоговиков сводится к двум направлениям: поиск фактов явной взаимозависимости участников сделок или подконтрольности действий разных юрлиц одному субъекту бизнеса. Людям из налоговой важно доказать, что вы использовали формальное дробление бизнеса, чтобы сэкономить на уплате НДС и налога на прибыль. Тогда обороты участников схемы будут объединены и вам доначислят все налоги так, как если бы вы вели деятельность без дробления.

 

Самая типичная и при этом разнообразная ошибка при разукрупнении бизнеса — когда у компаний и ИП остаются общая производственная и клиентская база, склад, транспорт и т. д.

 

Крупный супермаркет в Волгоградской области под одной крышей торговал через несколько ООО на упрощенной системе налогообложения и ИП на «вмененке». Покупателям выдавались кассовые чеки, в которых содержались сведения о продавце каждого товара. Выручка учитывалась через единое программное обеспечение кассовой техники, также имелась совместная инкассация. У всех ООО и ИП были общие склад, транспорт и поставщики. В 90% случаев подобные дела заканчиваются проигрышем налогоплательщика в суде и доначислениями. Данную схему дробления бизнеса под брендом супермаркета рассматривали несколько арбитражных инстанций, а затем Верховный суд РФ вынес свое определение (от 27.11.2015 № 306-КГ15-7673 ), которое обернулось для компании суммой более чем в 360 млн рублей (недоимки, штрафные санкции и проценты). На основе этого дела ФНС РФ разработала рекомендации по выявлению схем дробления бизнеса и разослала письмо с пометкой «для использования в работе» в территориальные органы (от 19.01.2016 №СА-4-7/465@).

 

Иной случай: в торговом центре Санкт-Петербурга открылся большой одежный магазин, при этом отдел мужской одежды торговал через компанию «Мистер», а отдел женской одежды – через компанию «Миссис» (названия изменены для соблюдения анонимности). Оба отдела находились на одной площадке, всем покупателям выдавали одни и те же карты лояльности, информационно-справочная служба тоже была единой. Налоговики обратили внимание на такую организацию торговли, поскольку «Мистер» и «Миссис» платили налог на вмененный доход. И доказали, что это не отдельные бизнес-единицы, применение налоговых спецрежимов было незаконно. Магазину доначислили сэкономленные им налоги.

 

Подмосковное предприятие по изготовлению тротуарной плитки, лавочек, урн, бордюров в целях оптимизации бизнес-процессов создало несколько компаний, работающих на «упрощенке» и «вмененке». Производства развели по двум компаниям, третье ООО взяло на себя полный цикл продаж и т. д. Но все компании остались на одном и том же фактическом и юридическом адресе, кроме этого, использовали один и тот же IP-адрес, с которого осуществлялось управление расчетными счетами в одном и том же банке, с этого же IP-адреса отправляли отчетность по разным предприятиям. Налоговики без труда доказали необоснованность дробления бизнеса. В другом регионе, Кировской области, налоговые инспекторы проверяли компанию, торговавшую бытовой техникой, и обратили внимание на наличие общего отдела кадров и бухгалтерии. Одни и те же сотрудники работали сразу в нескольких организациях на упрощенной системе налогообложения и имели одинаковые должностные обязанности. Были взяты показания у сотрудников, и выяснилось: указания они получали от головной организации, фактически работали единым коллективом и несли материальную ответственность за весь товар вне зависимости от того, с каким ООО у них заключен трудовой договор. Эта информация позволила налоговикам взыскать дополнительные деньги в бюджет.

 

Челябинский предприниматель создал семейный бизнес по продаже товаров народного потребления и раздробил его на три бизнес-единицы: муж — учредитель одной компании на общей системе налогообложения, жена — другой и на «упрощенке», а ИП было зарегистрировано на тещу и тоже работало на «упрощенке». На эту семейственность люди из налоговой сразу обратили внимание и посчитали, что выделение части оборотов бизнеса на взаимозависимые ИП и ООО было осуществлено без деловой цели. Теща призналась инспекторам, что всеми делами заправляет зять. Так без труда была доказана схема оптимизации налогов. Хотя тесные родственные связи в бизнесе сами по себе не основание для признания получения необоснованной налоговой выгоды, все же стоит по возможности избегать такой организационной схемы, чтобы не привлекать ненужного внимания регуляторов.

 

Люди из налоговой также обращают внимание на обстоятельства, при которых осуществлялось дробление бизнеса. Например, когда дробление происходит непосредственно перед тем, как компания может утратить право на применение специального налогового режима, достигнув пределов разрешенного денежного лимита по оборотам.

 

Помните, что налоговая оптимизация в нашей стране не может быть связана только с экономией на налогах. В действиях предпринимателя прежде всего должна быть экономическая целесообразность раздробленного способа ведения бизнеса, рациональные объяснения своих действий и доказательства получения экономической выгоды в виде роста прибыли, снижения затрат и риска получения убытков. Выделять в отдельные единицы следует бизнес-процессы полного цикла —  тогда несложно доказать их реальную самостоятельность. При соблюдении этих условий налогоплательщики, которые создавали новые структуры, например, с целью разделения клиентов компании на обслуживание физических или юридических лиц, на опт и розницу, с целью создания нового бренда или разработки новых видов деятельности, выделения производства и сбыта и т. п., отбиваются от претензий налоговиков и выигрывают судебные споры.