Директор департамента исследований и прогнозирования Банка России Александр Морозов о пользе антиинфляционной политики.
Как ЦБ снижает риски
Depositphotos.com

Банк России часто обвиняют в том, что денежно-кредитная политика регулятора усугубила кризисные явления и препятствует выходу экономики на траекторию роста. Давайте посмотрим на факты.

 

Для этого достаточно сравнить кризис 2008–2009 гг. и нынешнюю рецессию в российской экономике, которая даже не воспринимается как полноценный экономический кризис. В кризис 2008–2009 гг. Банк России позволял курсу рубля ослабевать медленно и предсказуемо. Это стоило потери примерно $200 млрд международных резервов, но не предотвратило снижения рубля до фундаментально обоснованного уровня, определяемого состоянием экономики и платежного баланса. Рубль обесценился на 27,8% к бивалютной корзине. ВВП упал более чем на 11% в нижней точке кризиса, во II квартале 2009 г., процентные ставки доходили до 30–40%.

 

 

В конце 2014 г. и начале 2016 г. ситуация развивалась по принципиально другому сценарию. В 2014 г. Россия столкнулась с двумя сильными шоками: обвалом нефтяных цен и практически полной потерей доступа к внешнему финансированию при необходимости осуществления масштабных погашений по внешнему долгу. Ценой резкого падения курса рубля (на 47,7% к бивалютной корзине) и значительного повышения процентных ставок эти шоки удалось купировать. Падение ВВП составило всего 3,7% в 2015 г. (и 4,5% в нижней точке). Процентные ставки хотя и выросли, но были в два раза ниже, чем в кризис 2008–2009 гг.

 

В начале этого года цены на нефть вновь упали до многолетних минимальных значений, однако российская экономика этого практически не заметила. Рубль обесценился, но процентные ставки остались без изменения, а затем начали снижаться. Нового проседания экономики не произошло вопреки опасениям и большинству прогнозов. Неразумно отрицать, что такому развитию событий помогла политика Банка России.

 

Берусь утверждать, что и текущая направленность денежно-кредитной политики полностью отвечает сложившимся в настоящее время экономическим условиям. Это означает, что инфляция устойчиво снижается к целевым значениям, не вредя при этом текущей экономической активности, в том числе кредитной и инвестиционной, и не создавая значительных рисков для финансовой стабильности.

 

 

Начну с экономической активности. Выходящая оперативная макроэкономическая статистика в последние месяцы по большей части оказывается лучше ожидаемой. Момент возобновления положительного экономического роста приближается. Кредитная статистика и информация об изменении непроцентных условий кредитования говорят о поддержании устойчивого роста кредитования либо его ускорении (как в случае выдачи потребительских кредитов) при снижении банками требований к заемщикам. Уже одни эти факты говорят о том, что денежно-кредитная политика, как минимум, не препятствует возникновению и развитию позитивных тенденций в экономике.

 

Более того, есть основания полагать, что политика Банка России приближает момент начала роста инвестиций в российской экономике. Почему? Уровень номинальных процентных ставок в экономике, на которые прямо или косвенно влияет ключевая ставка Банка России, делает привлекательными рублевые активы (в том числе депозиты и облигации). Вместе с постепенным ростом доверия к антиинфляционной политике Банка России это удешевляет стоимость привлечения финансовых средств на облигационном рынке, способствует процессу дедолларизации в экономике и повышает устойчивость национальной валюты. Ряд опросов предприятий подтверждает, что тем самым создаются необходимые условия для возобновления роста инвестиций в основной капитал.

Читать далее