Он начал поставки газа для частной компании.
«Газпром» нашел покупателя в Грузии
Иван Коваленко / Коммерсантъ

«Газпром», долгое время безуспешно пытавшийся договориться с официальным Тбилиси о монетизации поставок газа, нашел альтернативный канал сбыта и продал 100 млн кубометров частному потребителю «Газко+». В Грузии контракт, как и ожидалось, восприняли как политический демарш: оппозиция обвинила правительство, видимо, не знавшее о переговорах «Газко+», в попытке «сдать страну российскому энергогиганту».

 

В ходе ПМЭФ-2016 глава «Газпрома» Алексей Миллер и глава грузинской компании «Газко+» Георгий Мамаладзе подписали соглашение о поставках во второй половине года 100 млн кубометров газа для потребителей Западной Грузии. Об этом контракте первым сообщил экс-президент Центрального банка Грузии, один из лидеров оппозиционной партии экс-президента Саакашвили Единое национальное движение Роман Гоциридзе. По его словам, «за спиной народа власти пытаются сдать страну российскому энергогиганту», который уже давно не поставлял природный газ Грузии. Господин Гоциридзе заявил от имени оппозиции, что «возвращение российского монополиста неприемлемо», поскольку «это подрывает стратегическое сотрудничество с Азербайджаном», который с 2007 года является, основным поставщиком газа в Грузии.

 

Вице-премьер, министр энергетики Кахи Каладзе отметил, что правительство «не имеет к этому контракту никакого отношения», поскольку он заключён между двумя коммерческими компаниями. Впрочем, как из заявления вице-премьера, так и из слов министра экономики Дмитрия Кумсишвили можно было сделать вывод, что чиновники действительно узнали о контракте из сообщений СМИ. Но Роман Гоциридзе утверждает, что оба министра в данном случае лукавят:

Поставки газа в страну возможны лишь по государственному трубопроводу Россия—Грузия—Армения, и правительство не могло не знать об этом контракте.

Грузия не покупает газ у России с 2007 года. Тем не менее, в страну ежесуточно поступает 2-2,5 млн кубометров из РФ в счёт оплаты транзита в Армению. В конце 2015 года «Газпром» ставил перед Тбилиси вопрос об «монетизации» платы за транзит, но длительные переговоры ни к чему не привели. Тогда господин Каладзе заявил “Ъ”:

У нас нет гарантии, что за деньги, полученные от “Газпрома”, мы сможем купить то же количество газа.

На контракт «Газко+» уже отреагировали Баку: гендиректор SOCAR Energy Georgia (поставщик газа) Махир Мамедов заявил, что соглашение об экспорте российским «Газпромом» газа в Грузию не отразится на поставках топлива азербайджанской SOCAR. В данный момент, поставки газа из Азербайджана покрывают 90% потребностей страны, достигая 12 млн кубометров в сутки в осенне-зимний период.