Страхи сильнее у старшего и особенно у среднего поколений.
Больше всего людей пугают безработица и снижение зарплаты
Мария Плотникова / Коммерсантъ

На сегодня зарплата бюджетников сократилась на самом деле не очень сильно, но есть общий страх, что она сократится еще, рассказал в интервью журналу «Деньги» социолог профессор Тихоокеанского государственного университета Леонид Бляхер. По его словам, большинство бюджетников «относят этот страх в будущее». Пессимисты говорят о близком будущем, оптимисты — о более отдаленном, но в любом случае это не немедленная катастрофа.

 

«Гораздо более массовым является другой страх — страх потери работы. Опять же среди наших респондентов уже потеряли работу единицы, но этот страх есть, и его вызывают совершенно реальные события. Эта вот превентивная испуганность будущим приводит людей к действиям, которые отражают перемены в социальной структуре, в психологии работников бюджетных организаций, изменение их места в обществе»,— говорит социолог. «Страхи нам называли разные: от страха, что исчезает демократия или что запретят выезд за рубеж, до страха, что на нас нападут американцы, немцы, какие-то другие люди. Амплитуда здесь огромная. Но эти два фундаментальных страха — страх безработицы и страх снижения зарплаты — самые значимые»,— говорит господин Бляхер.

 

По его словам, страхи сильнее у старшего и особенно у среднего поколений. Молодые люди достаточно четко говорят: если моя зарплата падает ниже какого-то уровня, я просто меняю место работы. Для старших возрастов снижение доходов значит: я не уйду, но буду подрабатывать — в бюджетной организации или где-то еще. «Самые несчастные — поколение, социализированное в нулевые, люди 30–40 лет, которые смотрят на свою работу как на призвание, для них материальный уровень просто несущественен: да, моя зарплата будет падать, но я останусь тем, кто я есть,— врачом, учителем, работником культуры; я буду сеять разумное, доброе, вечное, я буду просвещать, буду лечить»,— отмечает эксперт.