Почему Греф, Кудрин и Глазьев сошлись во мнении о будущем страны.
«Большой челлендж для России»
Максим Блинов / РИА Новости

Углеводороды больше не будут играть прежнюю роль в мировой энергетике. Она стремительно меняется и меняет экономики сырьевых стран. Россия также вынуждена подстраиваться под эти условия и искать новые пути для развития. «Есть ли жизнь после нефти?» — такой вопрос в ходе ПМЭФ задал президент Сбербанка Герман Греф.

 

Нефти вопреки

 

Второй день Петербургского международного экономического форума начался с Германа Грефа. Президент Сбербанка, призвав своих коллег, товарищей и экспертов, пытался ответить на один из проклятых российских вопросов: «Есть ли жизнь после нефти?»

 

Сырьевой суперцикл, благодаря которому страны-экспортеры углеводородов смогли серьезно повысить уровень жизни и обрасти жирком, подошел к концу. Скорее всего, этот цикл был последним, считают в Сбербанке. Нефть уходит с арены, а на смену ей приходит зеленый рай Илона Маска — электромобили и гибриды постепенно наполняют рынок, а возобновляемые источники стали главным трендом мировой энергетики.

 

В таких условиях и приходится работать российским властям, которые привыкли к удобной нефтяной ренте. Потенциал роста экономики упал до 1,5-2 процентов в год. Стимулирование инноваций превращается из красивого лозунга в жизненную необходимость.

 

«Каменный век закончился не потому, что закончились камни», — напомнила презентация Сбербанка. «Если не начать сейчас, можно отстать навсегда», — пугала она. В общем, был представлен стандартный набор предупреждений о будущем страны.

 

Топим по-черному

 

Нефть — наше все, отметил Греф. Четверть российской экономики обеспечена нефтью, тем не менее надо готовиться к переменам. К 30-м годам альтернативная энергетика станет сопоставимой по цене и производительности с традиционными источниками энергии. Нефть и газ, конечно же, не исчезнут. Они останутся базовыми ресурсами, но роль их будет падать и постепенно отойдет на второй план.

 

Министр энергетики Александр Новак не согласился со словами Грефа. По его мнению, до 2040 года беспокоиться не о чем — углеводороды останутся ключевым источником энергии. И у России в этой связи будет особое преимущество. А от электромобилей чиновник просто отмахнулся — они всего лишь одно из средств передвижения, а не вещь, которая меняет мир.

 

Герман Греф, как владелец Tesla, не мог смолчать. Потребительские свойства электромобилей и обычных машин сильно отличаются. По словам руководителя Сбербанка, появление электромобиля — это качественный прогресс. «Она умная», — похвалил он свою Tesla.

 

К энергетической дискуссии, запущенной Новаком, подключились и главы крупнейших нефтегазовых компаний мира.

 

Так, Бен ван Берден из Royal Dutch Shell пообещал, что даже во второй половине 21-го века в мире будет использоваться огромное количество нефти и газа. В то же время он рассказал о растущем спросе на голубое топливо. Потребность в природном газе растет вдвое быстрее, чем в нефти, а в СПГ — вдвое быстрее, чем в природном газе. Сказал ван Берден и о планах по работе в РФ. «Мы продолжим инвестиции в Россию. Независимо от слов политиков, география и геология не меняются. У России очень хорошая геологическая позиция», — подчеркнул он.

 

Президент французской Total Патрик Пуянне, в свою очередь, рассказал о правильной инвестиционной стратегии: нужен микс из вложений в нефтегаз и возобновляемые источники энергии (ВИЭ).

 

Инвестиции в возобновляемые источники растут, подтвердил вице-премьер Аркадий Дворкович. «Но они пока не дают отдачи», — посетовал чиновник. И в итоге, впрочем, как и всегда, за все платит потребитель и налогоплательщик. Так, в Германии бюджет платит зеленой энергетике 25 миллиардов евро в год в виде субсидий. При этом у немцев получился весьма своеобразный энергобаланс, заявил Дворкович. Они вынуждены использовать уголь (самое грязное топливо на сегодня), так как отказались от атомной энергетики, и ВИЭ (самого дорогого топлива на сегодня).

 

Российский же нефтегазовый сектор перестает расти, а доля неуглеводородной энергетики может вырасти до 50 процентов, отметил вице-премьер.

Читать далее