Политолог Дмитрий Травин о том, какие условия помогают старшим поколениям тормозить модернизацию.
Отцы, дети и навоз
PIXABAY

Существует такой непатриотичный анекдот. Вылезают из навозной кучи на солнышко два червяка – папа и сын. Малыш обрадовался свету, видит, как все красиво, и спрашивает: «Папа, зачем же мы там живем, если тут все так хорошо?» – «Это наша родина, сынок!»

 

Можно посмеяться над нелепым «червячным» патриотизмом. Можно возмутиться кощунством анекдота, высмеивающего самое святое. Но можно обратить внимание на то, что вообще-то сосуществуют две правды. Как сын, так и отец не в состоянии понять друг друга, поскольку смотрят на жизнь совершенно по-разному. И именно это во многом определяет сегодняшний раскол в России.

 

Такого рода ситуация встречается в ходе модернизации любой страны. Ее преодолевают различными способами. Консервативный вариант предполагает, что детей можно так или иначе убедить в том, что родина важнее солнца. Модернистский – что отцы постепенно вымирают, освобождая дорогу детям, выбирающим свой собственный путь развития.

 

Консервативный вариант реализуется в двух случаях.

 

В традиционном, не меняющемся обществе, где опыт отцов важнее любых инноваций. Традиционный мир выживает именно потому, что дети учатся у родителей пахать землю, строить дома, обороняться от соседей. Причем от этих соседей не исходит ничего, кроме угрозы. У них нет никакого соблазнительного опыта организации жизни, который детям хотелось бы перенять.

 

Или в глубоко религиозном обществе, где какие-то перемены уже происходят, однако единая вера помогает народу сплачиваться, формируя у людей чувство общности. Подобная общность, основанная на религии (или, скажем шире, на культуре), препятствует развитию. У соседей имеется прогрессивный опыт (хозяйственный, военный, политический), который следовало бы перенять. Но человек ведь живет не хлебом единым. Душевное спокойствие в нищете может для него оказаться важнее роста благосостояния. И если дети лучше себя чувствуют не выходя за пределы исконной культуры, то никакой модернизации не будет. Общество предпочтет жить по заветам отцов не потому, что нет прогрессивного опыта, а потому, что его осознанно отвергают.

 

Модернистский вариант реализуется, если отцы не могут предложить детям такого, что отвратило бы их от поиска лучшей жизни у соседей. Если те живут богаче и если традиционная культура не может объяснить народу, почему ему следует жить в бедности, то начинается модернизация. И не отцы убеждаются в необходимости радикальных перемен – просто старшие поколения с годами отправляются в мир иной, не переставая ворчать по поводу неправильной молодежи.

 

Таким образом, дискуссии о том, стоит ли жить в навозной куче, никогда не разрешаются аргументами. Либо молодые диссиденты численно незначительны, маргинальны и старики их легко репрессируют, поскольку большая часть нового поколения на их стороне. Либо большая часть молодежи идет своим путем, видя преимущества новой жизни, а консерваторы просто сходят со сцены в силу того, что все мы смертны.

 

Какой вариант характерен для сегодняшней России?

Читать далее