Женевский арбитраж присудил «Росатому» компенсацию в €620 млн от болгарской Национальной электрической компании — заказчика отмененного пять лет назад проекта АЭС «Белене».
Арбитраж присудил «Росатому» компенсацию в €620 млн
Stoyan Nenov/File Photo / Reuters

По данным “Ъ”, суд учел большую часть претензий «Росатома», но отказался признать планировавшиеся НЭК, но не проведенные платежи, в максимальном варианте сумма могла достичь не менее чем €700 млн. Но если София найдет средства на выплату даже присужденной компенсации, говорят источники “Ъ”, подрядчик «Белене» «Атомстройэкспорт» (АСЭ) останется в плюсе по болгарскому проекту.

 

«Атомстройэкспорт» (структура «Росатома», строящая АЭС за рубежом) получит от болгарской государственной Национальной электрической компании (НЭК) около €620 млн в качестве компенсации ущерба за отмену проекта АЭС «Белене». Такое решение принял арбитраж при Международной торговой палате в Женеве, сообщили в госкорпорации. Суд удовлетворил основные требования АСЭ по оплате работ и заказанного оборудования и включил в сумму компенсацию процентов и судебных издержек. Неустойка до погашения всей суммы составляет €167 тыс. в день. Решение, по данным “Ъ”, принято 14 июня. Глава «Росатома» Сергей Кириенко в четверг заявил:

Арбитраж подтвердил, что контракт сорван по вине болгарской стороны. Важно, что справедливость восторжествовала.

АЭС «Белене» на 2 ГВт в 2000-х годах была единственным проектом «Росатома» по возведению новой станции в Европе, тендер на ее сооружение российская сторона выиграла в 2006 году. Но судьба проекта сильно зависела от болгарской политики: пророссийские правительства АЭС поддерживали, тогда как прозападные партии тормозили. Кроме того, возникали проблемы с оплатой произведенных работ со стороны НЭК. «Росатом» успел подготовить площадку для АЭС и заказать часть оборудования, но де-факто строительство было заморожено правительством премьера Бойко Борисова в начале 2010-х годов, выдвигавшим дополнительные требования по окупаемости проекта и другие дополнительные условия. Стройка была официально отменена со стороны НЭК в 2011 году, после чего АСЭ обратился в арбитраж.

 

Впрочем, первоначальная сумма претензий АСЭ, как сообщалось в 2011–2012 годах, составляла до €1 млрд. Какие требования российской стороны в итоге женевский арбитраж не признал, в госкорпорации “Ъ не прокомментировали. Источник “Ъ” в отрасли говорит, что сумма менялась в ходе разбирательства, но конечного объема претензий АСЭ не приводит. По сведениям “Ъ”, «Атомстройэкспорт» по болгарскому контракту с учетом компенсации от женевского арбитража по сути остался в плюсе.

 

При этом в комментариях болгарской стороны говорится о других суммах. Так, глава Минэнерго страны Теменужка Петкова назвала журналистам сумму в €550 млн. Расхождение с названной «Росатомом» суммой в €620 млн она объяснила тем, что Болгария не должна платить «компенсации по процентам и судебные издержки», а лишь оплатить стоимость оборудования:

Важно, что НЭК не будет оплачивать упущенную выгоду, неустойки, эскалацию, как и издержки по штрафам по иску АСЭ.

Госпожа Петкова добавила, что решение София рассматривает как объективное: «Логично оплатить то, что заказал». По ее словам, Болгария «удовлетворена решением», но «намеревается предложить поиск взаимовыгодного варианта оплаты суммы или ее минимизации».

Нам предстоит отправиться по заводам российской компании и ознакомиться на месте с тем, что произведено и что принять,— объяснила позицию министр.

Впрочем, в министерстве в четверг официального письма с текстом решения женевского арбитража не видели, лишь некое «электронное письмо».

 

Как пояснил “Ъ” источник, близкий к процессу, подсчет общей компенсации в пользу АСЭ по решению женевского арбитража довольно сложен, так как в нем фигурируют суммы в трех разных валютах. Если переводить их в евро, то, по его словам, арбитры присудили российской компании около €620 млн общей компенсации понесенных ею расходов, кроме того, отдельно признана некая сумма затрат на содержание площадки АЭС и хранения оборудования. Но из этой суммы надо вычесть примерно €76 млн претензий АСЭ по планировавшимся, но не совершенным НЭК предоплатам, который арбитраж не признал, а также около €1 млн претензий, от которых российская сторона отказалась в ходе разбирательства. С другой стороны, отдельно арбитры признали правомерными требования на общую сумму около €80 млн, основная часть из этого приходится на упущенную выгоду, в нее также входят гонорары адвокатов АСЭ, издержки арбитражного суда, а также таможенные издержки на поставку для «Белене» оборудования длительного цикла изготовления. В итоге, говорит собеседник “Ъ”, общая сумма компенсации близка к тем же €620 млн.

 

НЭК является частью «Болгарского энергетического холдинга» (БЭХ, в ведении Минэнерго страны), именно этой компании придется оплачивать компенсацию по «Белене». В планах БЭХ разместить облигации на Ирландской бирже на €0,5 млрд, заявил глава холдинга Петьо Ивонов, но топ-менеджер не исключает, «что при необходимости придется взять в долг больше».

 

Старший юрист юридической фирмы Norton Rose Fulbright Андрей Панов считает, что болгарская сторона может попробовать оспорить решение международного арбитража в государственном суде Швейцарии, но шансы на успех невысоки:

Репутация швейцарских судов такова, что отменяется ничтожный процент решений и только по самым вопиющим основаниям. Швейцария в целом поддерживает международный коммерческий арбитраж.

Юрист говорит, что для отмены решения женевского арбитража необходимы серьезные процессуальные нарушения, например, если стороне не дали представить доказательства, но в этой юрисдикции, по мнению Андрея Панова, «таких нарушений практически не случается». Издание Mediapool.bg приводит слова источников в болгарском правительстве, что София обжаловать не собирается, так как «решение хорошее». Господин Панов добавляет, что РФ, для того чтобы получить присужденную компенсацию, скорее всего придется обратиться в государственный суд Болгарии с заявлением о признании и приведении в исполнение решения международного арбитража, поскольку Болгария является участником Нью-Йоркской конвенции.