Для Пекина важно было сохранить доверие к экономике.
Китай потратил $0,5 трлн на поддержку юаня
Ng Han Guan / AP

Народный Банк Китая (НБК) потратил около $473 млрд валютных резервов на поддержку юаня с августа 2015 г., по оценкам Financial Times, сделанным на основании официальных данных.

 

В конце прошлого лета, когда стали очевидны проблемы в китайской экономике, ведущие к падению темпов ее роста, НБК неожиданно опустил курс национальной валюты и изменил способ определения справочного курса. Власти объяснили это желанием позволить рыночным силам определять курс юаня, но инвесторы испугались, что Пекин допустит или даже спровоцирует резкую девальвацию, и ситуация на мировых рынках сильно осложнилась. Теперь же НБК подвергается критике за то, что нарушил обещание сделать валютный курс более рыночным.

 

Интервенции хоть и получились дорогостоящими, но были необходимы для сохранения доверия к экономике страны и предотвращения беспорядочной девальвации, которая могла иметь серьезные последствия, говорят близкие к центробанку источники.

Самым важным фактором было восстановление доверия, как глобального, так и внутри Китая, – утверждает один из представителей НБК. – Стоимость интервенций была высока, если судить по резервам, но эту политику нельзя оценивать лишь количественно. Если потерять доверие, восстановить его будет непросто, и тогда может произойти много плохого.

Хотя руководители НБК понимали, что изменение способа определения ежедневного справочного курса создаст некоторое понижательное давление на юань, они недооценили силу реакции рынка, говорят аналитики. Возник риск неконтролируемой девальвации на 10-20% в течение нескольких дней, что могло заставить инвесторов массово распродавать активы в юанях и тем самым подорвать всю финансовую систему.

 

Августовский шаг НБК, возможно, был связан с ожидавшимся тогда решением МВФ о включении юаня в корзину резервных валют. Но он также совпал с падением на фондовом рынке страны, что усилило беспокойство инвесторов. Это вынудило НБК попытаться сдержать ослабление юаня спустя всего несколько дней после объявления о политике, направленной на уменьшение роли государства на финансовом рынке. В результате инвесторы оказались в замешательстве по поводу истинных намерений центробанка, а его неспособность разъяснить их усугубила ситуацию.

 

Другие советники НБК возражают, что валютые интервенции не были необходимы.

Некоторые китайские экономисты боятся любого изменения валютного курса. Они боятся, что снижение на 2% повлечет падение на 10%, а то, в свою очередь, – на 100%, – сказал один из них.

По его словам, учитывая традиционно большой профицит торгового баланса и низкий уровень внешнего долга, юань будет оставаться относительно стабильным по отношению к доллару.

Если учитывать весь платежный баланс, курс юаня довольно легко стабилизируется и восстановится, – говорит советник.

Критики считают затраты НБК на интервенции напрасными, потому что они лишь отложили ослабление юаня. Многие экономисты соглашаются, что понижательное давление продолжится, как только станут более ясны планы Федеральной резервной системы США по срокам следующего повышения процентных ставок. В мае резервы Китая сократились до $3,19 трлн по сравнению с $3,99 трлн на пике в июне 2014 г. Несмотря на интервенции курс юаня опустился на 5,3% с момента первоначальной девальвации в августе 2015 г.

 

Представители НБК отрицают обвинения в том, что он отказался от обещания позволить рыночным силам определять курс юаня. Они уверены, что китайская экономика сейчас демонстрирует признаки стабилизации, поэтому дальнейшая девальвация будет умеренной и не вызовет всеобщую панику.

При любых признаках слабости экономики власти будут сразу же заботиться о поддержании стабильности, – говорит представитель НБК. – Но это не означает, что мы отказываемся от реформ.