Страховщики имеют право удерживать 23% от страховой премии в случае досрочного расторжения клиентом договора об ОСАГО. Соответствующее указание Центробанка РФ является законным, пришла к выводу Генпрокуратура.
Генпрокуратура признала законными правила возврата страховых премий
Виктор Коротаев / Коммерсантъ

Генеральная прокуратура РФ ответила зампреду общественного совета при ГУ МВД по Москве Виктору Травину по поводу законности удержания части страховой премии страховщиками (копия письма есть у "Ъ"). По действующим правилам (закреплены в указании ЦБ 2014 года), напомним, действие договора ОСАГО прекращается в случае смерти собственника, ликвидации страховщика, гибели автомобиля или смены его собственника. В этом случае, согласно Гражданскому кодексу (ГК), страхователь может претендовать на возмещение части страховой премии пропорционально времени, которое остается до окончания страхового договора. Так, если договор ОСАГО стоимостью 20 тыс. руб. расторгается в связи с продажей автомобиля спустя шесть месяцев после заключения, автовладельцу должны вернуть 10 тыс. руб., но при этом 23% (2,3 тыс. руб.) страховщики удержат, согласно указанию ЦБ. Господин Травин, как сообщал "Ъ" в апреле 2016 года, обратился в Генпрокуратуру с требованием проверить законность такой практики, поскольку в ГК ничего не говорится про 23%, а значит, возвращать нужно всю сумму без вычетов.

 

Надзорное ведомство нарушений законодательства не усмотрело. В письме господину Травину сказано, что вопрос досрочного расторжения ОСАГО регулируется не только ГК, но и законом об ОСАГО. В нем, в свою очередь, сказано, что деньги автовладельцу возвращаются из той части премии, которая предназначается для страховой выплаты, то есть из 77%. При этом ЦБ вправе установить предельные базовые ставки, коэффициенты страховых тарифов, требования к структуре тарифов и "порядок их применения". При этом в Генпрокуратуре отметили, что ЦБ не может своим указанием менять правила возврата премий, установленные законами.

 

"Решение, конечно, ожидаемое,— признается Виктор Травин.— Потому что власти всех уровней сегодня, по сути, обслуживают интересы страховщиков, а те, в свою очередь, шантажируют тем, что население останется вообще без ОСАГО. Но я считаю, Генпрокуратура точку в этом вопросе не поставила, хотя и попыталась. Я ответа на свой вопрос не получил. Нет единого мнения об этих 23% как у юристов, так и у судей, которые встают то на сторону автовладельцев, то на сторону страховщиков". Правозащитник не исключил, что впоследствии попытается задать вопрос по поводу законности удержания 23% и в Верховном суде.

 

"Указание Банка России основывается на нормах закона об ОСАГО,— заявили "Ъ" в пресс-службе ЦБ.— В службу по защите прав потребителей Банка России практически не поступают жалобы по вопросам возврата страховой премии при расторжении договора ОСАГО, что подтверждает отсутствие проблемы как таковой". "Все многократные попытки начать обсуждение вокруг этой темы носят исключительно популистский характер, не поддержанный никакими расчетами",— заявил "Ъ" президент Российского союза автостраховщиков Игорь Юргенс. Он напомнил, что удерживаемые 23% состоят из комиссии агенту (10%), отчисления в спецфонды РСА (3%), остальные 10% идут на открытие офисов, закупку и доставку полисов, зарплаты сотрудникам и другие нужды. Господин Юргенс отметил, что уже сегодня страховщики радикально сокращают выплаты агентам (некоторые компании их вообще не выплачивают) в связи с тем, что в отдельных регионах ОСАГО для страховщиков убыточно: "В этой ситуации попытки представить ОСАГО как суперприбыльную сферу выглядят непрофессионально".

 

Иван Буранов