Банк России предложил профучастникам рынка ценных бумаг протестировать методики оценки сделок на возможное манипулирование. По результатам тестирования будут выработаны общие для всего рынка критерии.
Рынок получит методику выявления сомнительных сделок
Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Профучастники могут получить в свое распоряжение общую методику оценки сделок на предмет использования инсайда и манипулирования рынком. Об этом в конце прошлой недели говорилось на заседании Экспертной группы по вопросам противодействия легализации преступных доходов и финансированию терроризма, внутреннему контролю и регуляторному (комплаенс) риску в Совете федерации. Как рассказали "Ъ" источники на финансовом рынке, ЦБ готов поделиться с профучастниками своими разработками и предлагает организовать тестирование этих методик. "Банк России разработал определенный объем таких алгоритмов, имеющих перспективы использования не только регулятором, но и участниками рынка. После тестирования ряда моделей предполагается подготовка методических рекомендаций на их основе",— подтвердили в пресс-службе ЦБ.

 

Определить признаки манипулирования рынком регулятор пытается давно. В 2009 году Федеральная служба по финансовым рынкам (ФСФР, в дальнейшем была присоединена к ЦБ) выпустила первый документ, в котором была предпринята попытка описать количественные параметры сделки на фондовом рынке с признаками манипулирования. Впрочем, четких критериев с тех пор так и не появилось. С сентября 2015 года вступили в силу лицензионные правила для профучастников, включающие требования к внутреннему контролю. Проверять сделки на возможное использование инсайда и манипулирование рынком должны теперь не только биржа и надзорные органы, но и сами компании. "Основные принципы контроля за сделками для биржи определены "Положением о деятельности по проведению организованных торгов" — 437-П. На них ориентируются и другие профучастники",— говорит контролер одной из крупных компаний--профучастников рынка ценных бумаг. Главными критериями подозрительности сделки являются отклонение цены, взаимные сделки участников торгов, неоднократное изменение и удаление заявок одним участником, резкое изменение объемов торгов по ценным бумагам за период. Расчеты же выполняются каждой компанией самостоятельно — сообразно внутренним регламентам. В открытом доступе сейчас только условные ориентиры. Конкретные процедуры разрабатываются внутри каждой компании.

 

В ЦБ статистику по фактам манипулирования не раскрывают. Самые громкие истории, в которых эти факты были доказаны, связаны с манипулированием акциями "Роснефти" в 2012-2013 годах и акциями "Мечела" — в 2013-2014 годах. Доказано большое количество фактов манипулирования ЗПИФами. По словам источника "Ъ", знакомого с ситуацией, ежедневно регулятор направляет каждой из поднадзорных компаний около 100 подозрительных сделок на предмет анализа. "Таким образом, несколько тысяч сделок в день могут быть признаны подозрительными",— указывает собеседник "Ъ".

 

Участники рынка ждут, что ЦБ наконец внесет ясность в вопросе манипулирования рынком. По словам управляющего партнера юридической компании LECAP Дмитрия Крупышева, в отсутствие общей матрицы качество суждения, то есть опыт и квалификация контролеров, имеет решающее значение. В этом смысле рынок сейчас не может похвастаться большими успехами. "До недавнего времени было неочевидно, что брокер — это та сторона, которая должна заниматься выявлением манипулятивных сделок. Эта функция для нас новая. У нас недостаточно опыта и инструментария",— подтверждает заместитель гендиректора--контролер ИХ "Финам" Дмитрий Мураховский. По его словам, об общем для всех "гайдлайне" заговорили на рынке примерно год назад, но конкретных шагов сделано не было. "В распоряжении Банка России не только качественные автоматизированные системы, алгоритмы, но и возможность видеть сделку с двух сторон. Профучастник же видит ее только с одной стороны — со своей. В отсутствие внятных критериев оценки нам куда сложнее выявлять манипуляции. Поэтому мы очень ждем рекомендаций от регулятора",— говорит господин Мураховский.

 

Кроме того, разработка собственных систем оценки сделок на манипулирование составляет существенную часть расходов профучастника, связанных с поддержанием лицензии. "Регулятор считает необходимым предложить участникам рынка инструментарий, позволяющий при его внедрении снизить затраты участников на самостоятельную разработку моделей детектирования подозрительных операций,— сообщили в пресс-службе Банка России.— Это позволит в дальнейшем более качественно проводить комплаенс-процедуры".

 

Мария Сарычева