Когда ставка падает, появляется надежда на то, что экономика начнет расти.
Минус 0,5 по Набиуллиной
Дмитрий Духанин / Коммерсантъ

Спустя 311 дней Банк России все-таки решился снизить ключевую ставку с 11% до 10,5%. Именно такой ставка была в середине декабря 2014 года, до того момента, когда регулятору пришлось экстренно повышать ее сразу до 17%, чтобы остановить обвал рубля. Банки.ру разбирался, почему было принято такое решение и что оно означает.

 

Совет директоров Банка России по итогам заседания в пятницу, 10 июня, принял решение снизить ключевую ставку на 0,5 процентного пункта, до 10,5%. Об этом говорится в сообщении регулятора. Ключевая ставка продержалась на уровне 11% целых 311 дней, с 3 августа 2015 года. Это рекорд устойчивости индикатора за всю его недолгую историю, начиная с сентября 2013 года.

 

Почему снизилась ключевая ставка: версия ЦБ

 

Банк России не скрывает, что главной своей задачей и «смыслом жизни» считает борьбу с инфляцией. У ЦБ есть четкая цель (таргет) по инфляции — 4% годовых к концу 2016 года. В России пока нет лучшего способа борьбы с ростом цен, чем экономический спад и снижение доходов населения. Именно эти два фактора вызвали резкое замедление инфляции. А само это замедление (в годовом исчислении темпы роста цен снизились с максимальных отметок более чем вдвое) сыграло главную роль в решении регулятора снизить ключевую ставку, пусть и на символические 0,5 п. п.

Возросла уверенность в устойчивости позитивных тенденций в динамике инфляции. Темпы роста потребительских цен оказались ниже, чем прогнозировалось. Годовая инфляция стабилизировалась на уровне 7,3%, месячная инфляция с учетом сезонности в годовом выражении — около 5%, — говорится в сообщении пресс-службы Банка России.

Отметим, что по итогам прошлой недели инфляция впервые за долгое время вообще была нулевой.

 

Поскольку Банк России в своем решении о ключевой ставке руководствуется не столько текущим уровнем цен, сколько инфляционными ожиданиями населения и бизнеса на будущее, регулятор дал понять, что замедление инфляции становится устойчивой тенденцией и может продолжиться. При этом ЦБ отмечает, что главной причиной такого положения дел являются не столько достижения в экономике, сколько ограниченный спрос населения на товары и услуги.

Улучшение показателей экономической активности происходит при сохранении слабого потребительского спроса и высокой нормы сбережений, не создавая повышательного давления на потребительские цены, — сообщается в пресс-релизе Банка России.

Действительно, розничный товарооборот продолжает падать, и в такой ситуации продавцам просто невыгодно дальше задирать цены.

 

Более того, ЦБ снизил свой прогноз по инфляции на конец 2016 года до 5—6%. Для сравнения: по итогам 2015 года инфляция в стране составила 12,9%. По оценкам регулятора, «с учетом принятого решения и сохранения текущей направленности денежно-кредитной политики годовая инфляция составит менее 5% в мае 2017 года и достигнет целевого уровня 4% в конце 2017 года».

 

Второй причиной снижения ставки ЦБ называет тот факт, что «позитивные тенденции в экономике (речь идет о замедлении спада в I квартале 2016 года. — Прим. ред.), а также макроэкономические показатели за апрель подтверждают повышение устойчивости российской экономики к колебаниям цен на нефть». Справедливости ради стоит признать, что мировые цены на нефть в последние два месяца с момента предыдущего заседания совета директоров ЦБ по ключевой ставке колебались преимущественно в одну сторону — они росли. С январских минимумов 2016 года нефть подорожала на 60%, а 8 июня российская нефть Urals стоила в моменте выше 50 долларов за баррель впервые за восемь месяцев. Таким образом, ралли нефтяных цен стало вторым важнейшим фактором, повлиявшим на решение регулятора, поскольку прямо сказалось на замедлении спада российской экономики.

 

На пресс-конференции 10 июня глава ЦБ Эльвира Набиуллина заявила, что ситуация в экономике России нормализуется.

После роста неопределенности и рисков в начале текущего года ситуация в экономике нормализуется. Динамика экономики и инфляции складывается лучше, чем ожидали, — сказал она.

Глава регулятора надеется, что постепенное оживление российской экономики не будет мешать снижению темпов инфляции, если спрос будет восстанавливаться медленнее, чем экономика.

 

Важно учесть, что ключевая ставка играет все меньшую роль в процентной политике банков, которые продолжают снижать ставки по вкладам и кредитам, не оглядываясь на этот индикатор, из-за преодоления дефицита ликвидности. Поэтому у Банка России были резоны сделать символический жест, снизив ключевую ставку, но при этом показать, что существенно смягчать денежно-кредитную политику регулятор все же не собирается.

 

Рано радуетесь

 

Глава Банка России Эльвира Набиуллина на пресс-конференции по итогам заседания совета директоров откровенно заявила: нынешнее снижение ключевой ставки не означает, что она будет снижаться и дальше.

Мы действительно уверены, что при правильной денежно- кредитной политике мы сможем достичь цели инфляции в 4% к концу следующего года. Поэтому, конечно, потенциал для снижения ставки есть, но траектория снижения ставок — когда, в каких размерах будет снижаться ставка — эти решения зависят от того, как будет развиваться экономическая ситуация, будут ли реализованы или появляться новые инфляционные риски. Сказать, что вот это вот (снижение ставки. — Прим. ред.) сейчас обязательно начало цикла, мы не готовы, — сказала она.

В фирменном стиле сдержанного пессимизма Банк России прокомментировал и свои возможные дальнейшие действия в пресс-релизе. Он дал понять, что не будет спешить с дальнейшим снижением ставки и оперативно отреагирует на малейший разворот цен в сторону более быстрого роста.

Денежно-кредитные условия останутся умеренно жесткими, несмотря на их некоторое смягчение в связи со снижением дефицита ликвидности банковского сектора, — говорится в пресс-релизе регулятора.

Банк России также полагает, что фундаментальные риски высокой инфляции не исчерпаны:

Риски того, что инфляция не достигнет целевого уровня 4% в 2017 году, снизились, но остаются на повышенном уровне. Это связано, главным образом, с инерцией инфляционных ожиданий, отсутствием среднесрочной стратегии бюджетной консолидации (читай: сохранением существенного дефицита бюджета в ближайшие два-три года. — Прим. ред.), неопределенностью параметров дальнейшей индексации зарплат и пенсий. Негативное влияние на курсовые и инфляционные ожидания может оказывать и волатильность мировых товарных и финансовых рынков. Реализация этих рисков может стать причиной замедления процесса снижения инфляции.

Рынок отреагировал на решение ЦБ укреплением. Если в начале торгов он падал к евро и доллару, то сразу после объявления вердикта регулятора начал укрепляться, ненадолго перейдя из «зеленой зоны» в «красную». Впрочем, колебания курса были незначительными, существенно менее 1%, поскольку мировые нефтяные цены 10 июня падали, что сдерживало дальнейший рост российской валюты. Уже через час с небольшим после объявления решения регулятора по ключевой ставке рубль вернулся к падению.

 

Заставили или сам захотел?

 

Мнения опрошенных Банки.ру еще до заседания совета директоров ЦБ разделились практически поровну. Причем прогнозов было тоже только два: аналитики ожидали, что ЦБ оставит ключевую ставку неизменной либо снизит ее на символические 50 базисных пунктов. По итогам заседания Банки.ру попросил экспертов прокомментировать мотивы и последствия этого решения.

 

«Процесс снижения ставок по кредитам и депозитам усилится»

 

Дмитрий Лепетиков. начальник управления маркетинговой стратегии и исследований ВТБ 24:

 

— В связи с решением Банка России стоит ожидать дальнейшего снижения ставок по кредитам и депозитам. Полагаем, что во второй половине 2016 года процесс снижения ставок усилится и продолжится в 2017-м. В этом году, по нашим прогнозам, ставки по депозитам физлиц упадут в среднем на 1—1,5 процентного пункта, в следующем — еще на 1—2 пункта. Ставки по кредитам будут вести себя аналогичным образом.

 

«Есть все объективные условия, чтобы Банк России снизил ставку до однозначных величин»

 

Анатолий Аксаков, президент Ассоциации региональных банков России, председатель комитета Госдумы по экономической политике:

 

— Решение ЦБ РФ о снижении ключевой ставки, пусть даже и незначительном, является важным сигналом для рынка и дает возможность банкам активнее кредитовать экономику. ЦБ действовал чрезвычайно осторожно с августа прошлого года, на этом фоне решение о снижении ключевой ставки приобретает принципиальное значение для рынка. Экономика не может долго предъявлять спрос на дорогие кредитные ресурсы, ставки по кредитам уже снижаются из-за отсутствия спроса, поэтому мы можем только приветствовать решение ЦБ РФ, которое будет способствовать дальнейшему снижению ставок на кредитном рынке.

 

Снижение процентов по кредитам предпочтительнее снижения требований к заемщикам, к которому банки вынуждены были бы прибегать для продолжения активной кредитной деятельности. Сегодня есть все объективные условия для того, чтобы Банк России мог снизить ключевую ставку до однозначных величин: инфляция в годовом выражении замедляется, курс рубля относительно стабилизирован, при этом сохраняется спад инвестиционного и потребительского спроса. Поэтому в ближайшей перспективе рынок будет ждать от ЦБ РФ дальнейшего движения в сторону снижения ключевой ставки.

 

«ЦБ действует независимо от общественного мнения»

 

Максим Васин, главный экономист Национального рейтингового агентства:

 

— Решение регулятора связано преимущественно с благоприятной ситуацией с инфляцией (текущий уровень годового роста потребительских цен — около 7% при ставке 11 %), а также с относительно стабильной ситуацией на валютном рынке (курс рубля на максимуме текущего года, стоимость нефти — выше 50 долларов за баррель). По прогнозам Минэкономразвития, экономика может показать положительную динамику уже во второй половине 2016 года. Таким образом, решение ЦБ может поддержать восстановление роста экономики и вряд ли создаст инфляционное давление (учитывая, что реальные ставки остаются положительными).

 

Думаю, что ЦБ РФ действует независимо от общественного мнения и много раз доказывал, что давление на регулятор со стороны рынка или общества не имеет смысла; решения принимаются исходя из экономической ситуации, собственных прогнозов ЦБ и оценки инфляционных и финансовых рисков для экономики.

 

Решение ЦБ может привести к некоторому дополнительному снижению ставок по вкладам и кредитам, однако эти ставки уже показывали негативную динамику с начала года. Ставки по вкладам достаточно давно опустились ниже величины ключевой ставки, ставки кредитования также не растут.

 

«Следующее снижение ставки на 0,5—0,75 процентного пункта произойдет осенью»

 

Георгий Ващенко, начальник управления операций на российском фондовом рынке ИК «Фридом Финанс»:

 

— Снижение ключевой ставки до 10,5% было ожидаемым. Во-первых, инфляция устойчиво снижалась на протяжении четырех месяцев. Во-вторых, на денежном рынке не наблюдается ажиотажа, ситуация с ликвидностью равновесная, и ставки по облигациям давно уже ниже прежней ключевой на те же 0,5 процентного пункта. Это связано с тем, что новые депозиты госбанков стоят в среднем около 7%, и в этих банках не испытывают проблем с привлечением средств. Главным стабилизирующим фактором стал рост цены на нефть и укрепление рубля, причем более слабое, чем ожидалось, так что в случае снижения нефти в диапазон 40—50 долларов за баррель, рубль, по-видимому, останется в коридоре 63—68.

 

Реакция рынков в на снижение ключевой ставки спокойная, даже по РЕПО никаких движений не произошло. И это хорошо: если ставки денежного рынка будут на некоторое время на 0,5% выше ключевой, так основные игроки получат возможность дополнительно заработать. Я полагаю, что это не последнее снижение ставки в 2016 году. Следующее снижение — вероятнее всего, на 0,5—0,75 пункта — произойдет осенью, если внешний фон не вызовет изменений в экономике.

 

«Рынки учитывают снижение ключевой ставки уже давно»

 

Наталия Шилова, заместитель директора центра макроэкономического прогнозирования и инвестиционной стратегии Бинбанка:

 

— Решение связано со стабилизацией инфляции, а также ожиданиями ЦБ, что к концу 2017 года инфляция действительно достигнет 4%.

 

В какой-то степени решение принято под давлением общественности. Оно особенно удивляет на фоне достаточно жесткой риторики, которую и глава ЦБ, и главы отдельных департаментов озвучивали буквально неделей ранее, говоря о существующих рисках со стороны инфляционных ожиданий населения. Даже несмотря на то, что, в принципе, оснований для снижения ставки достаточно и рынки учитывают снижение ключевой ставки уже давно. ОФЗ торгуется в отрицательном спреде к ключевой ставке.

 

Депозитный рынок также уже давно учитывает предполагаемое снижение ставки — ставка по депозитам в рублях в десяти крупнейших банках ниже 10% с декабря 2015 года. Кредитный рынок может быть более чувствителен — снижение процентных ставок по кредитам было менее ярко выраженным.

 

«Снижение ставки можно назвать символическим или пробным»

 

Андрей Третьяков, исполнительный директор АО «Тройка-Д Банк»:

 

— Решение регулятора было ожидаемым, так как с последнего ее изменения прошел практически год. За это время мы успели пронаблюдать пиковые значения курсов валют с последующей динамикой укрепления рубля. Однако на фоне укрепления национальной валюты, страдает доходная часть бюджета, что в дальнейшем может привести к проблеме исполнения социальных обязательств государства. Поэтому Банк России принял решение о снижении ключевой ставки, приняв издержки в виде последующего ослабления российской валюты. При этом снижение ставки можно назвать символическим или пробным. При благоприятном развитии событий, тенденция к ее снижению будет прослеживаться в ближайшей перспективе.

 

Безусловно, Банк России наблюдает за общественным настроением и следит за весомостью своих финансовых рычагов. Однако в текущей реальности Центробанк преследовал экономические мотивы — некоторый импульс для кредитного рынка и наполняемость бюджета посредством контролируемого ослабления рубля.

 

Это решение будет способствовать удешевлению кредитных средств и уменьшению доходности вкладов в ближайшем будущем. Но полагаю, оно не будет таким резким, как их рост в конце 2014 — начале 2015 года. Снижение ставок будет варьироваться в пределах 0,5—1,5 процентного пункта (касаемо и депозитов, и кредитов). А поскольку динамику к снижению мы наблюдаем в течение всего 2016 года, данное событие не вызовет какого-либо общественного резонанса.

 

«Регулятор ждет дальнейшего улучшения экономической ситуации в России»

 

Станислав Дужинский, аналитик банка «Хоум Кредит»:

 

— При установлении ключевой ставки, Банк России всегда вынужден балансировать между риском усиления инфляции и риском усиления падения экономики. Стоит отметить, что снижение всего на 0,5 процентного пункта является не очень существенным изменением с точки зрения фундаментальных пропорций финансового рынка. Скорее, его нужно рассматривать как сигнал, что регулятор отмечает снижение данных рисков и ждет дальнейшего улучшения экономической ситуации в России, при которой снижение ставки можно будет продолжить. Я не думаю, что нынешнее решение приведет к значительному влиянию на величину ставок по потребительским кредитам и вкладам. При принятии подобных решений банки оценивают совокупность факторов, которая включает конъюнктуру рынка, конкурентную среду, баланс активов и пассивов.

 

«Решение регулятора выглядит ответом на давление общественности»

 

Александр Овчинников, помощник председателя правления АО «АКБ «Фора-Банк»:

 

— Решение регулятора выглядит исключительно ответом на давление общественности, которое постоянно усиливается из-за относительно продолжительной позитивной динамики цен на нефть. Растущая цена на энергоресурсы у многих создает ложное впечатление о конце периода застоя мировой экономики. Если бы это действительно было так, ставка была бы снижена существеннее, и наверняка раньше.

 

Эффект от снижения ключевой ставки не столько отразится на изменении ставок на денежном рынке, сколько отложится в памяти как реакция регулятора на улучшающуюся конъюнктуру. В противном случае трудно было бы избежать еще большей критики и обвинений в бездействии, хотя в действительности решение запоздалое, не говоря уже о том, что по большому счету символическое. Справедливости ради нужно сказать, что говорить о запоздалости мер не совсем корректно, учитывая нынешнюю турбулентность рынка, и решение отражает несгибаемость осторожной, перестраховочной тактики ЦБ. Благо это или нет, покажет время.

 

Снижение ставок произойдет. Но, например, на ставки по вкладам в валюте больше повлияет повышение норм резервирования по обязательствам в иностранной валюте, которое также произошло 10 июня. Оно развивает процесс «дедолларизации», который, очевидно, будет продолжаться.

 

«Мы сомневаемся, что это «ответ рынку и обществу»

 

Евгений Кошелев, аналитик Росбанка:

 

— Решение о смягчении политики связано в первую очередь с улучшением инфляционного фона. Прогноз по инфляции на 2016 год улучшен до 5—6%, а траектория инфляции в 2017 году выходит к целевым 4%. Помимо этого, риски финансовой стабильности и экономического спада постепенно отошли на второй план, в том числе ввиду улучшения динамики сырьевых котировок. Мы сомневаемся, что это «ответ рынку и обществу». Формально Банк России заявил о сохранении умеренной жесткости политики до момента достижения инфляции своей цели, однако регулятор отмечает отсутствие необходимости повышения вмененных реальных ставок по мере улучшения инфляционной картины и ожиданий. В частности, в мае 2017 года ЦБ РФ ожидает инфляцию менее 5%, а на перспективу июля — сентября 2017 года может понизить прогноз до целевого уровня в 4. В противном случае завышенная ключевая ставка может дестимулировать восстановление потребления и способствовать накоплению сбережений, что неблагоприятно для экономики. Снижение ключевой ставки определенно скажется на уровне ставок по вкладам и депозитам, однако состояние рынка ликвидности продолжит вносить коррективы. Избыток ликвидности продолжает толкать банки к снижению депозитных и кредитных ставок даже при неизменном уровне ключевой ставки ЦБ РФ.

 

«ЦБ планомерно, используя каждую возможность, снижает ключевую ставку»

 

Борис Липкин, председатель правления Риабанка:

 

— Снижение ключевой ставки связано с тем, что одной из основных целей для регулятора является уменьшение уровня инфляции. Поэтому ЦБ планомерно, используя каждую возможность, снижает ключевую ставку. А во-вторых, с ростом цен на нефть и некоторым «светом в конце тоннеля» в отношении макроэкономических показателей. Пока еще нельзя уверенно сказать, что наметилось их улучшение, но есть все предпосылки к этому.

 

В принципе, решение ожидаемо, тренд очевиден, поэтому заметной реакции рынка мы не ожидаем. Тем более что большинство банков ставки по депозитам и кредитам в мае — июне уже несколько снизили.

 

«Снижение ключевой ставки будет оказывать давление на рубль»

 

Юрий Винтер, аналитик Dominion Fx:

 

— В среднесрочной перспективе снижение ключевой ставки будет оказывать давление на рубль. Со стороны негативных факторов для рубля также стоит отметить крупные выплаты по внешним заимствованиям российскими компаниями в июне.

 

На нефтяном рынке ситуация продолжит развиваться по коррекционному сценарию, который начал реализовываться 9 июня. Котировки на нефть переписали максимальные значения, однако далее последовал плавный откат.

 

На наш взгляд, не стоит сбрасывать со счетов продолжение этого сценария, однако общая тенденция почти полностью угасла. Заметных фундаментальных факторов для роста цен на нефть также нет на горизонте, а вот локальные негативные факторы в летние месяцы будут поддерживать движение вниз.

 

«Решение ЦБ РФ ожидалось рынком»

 

Вадим Погосьян, вице-президент, директор департамента пассивных, страховых и инвестиционных продуктов банка «Открытие»:

 

— Решение ЦБ РФ ожидалось рынком, поэтому мы не предвидим каких-либо активных действий со стороны ключевых игроков. Ставки по вкладам плавно снижаются на протяжении всего 2016 года, и сегодняшнее решение регулятора свидетельствует о том, что эта тенденция вряд ли изменится в ближайшей перспективе.

 

«Сейчас в решении регулятора можно увидеть небольшую долю уступки»

 

Дмитрий Фомин, ведущий аналитик компании Conomy:

 

— Очевидно, что ЦБ после десятимесячного кредитного «голодания» нужно было выбрать удобный момент для смягчения денежно-кредитной политики, и при текущем конъюнктурном пике этот месяц был самым подходящим выбором.

 

Несмотря на то, что эксперты еще в марте ровно с точно такими же аргументами, как и сейчас, заявляли, что момент удобен для повышения ставки, и представители бизнеса вторили им, делая упор на недоступность заемного капитала на внутреннем рынке, тогда регулятор остался глух к их воззваниям, ссылаясь на то, что инфляционные ожидания еще слишком высоки, а экономика страны слишком инерционна, и мгновенного целебного эффекта в виде экономического роста после снижения ставки ждать не приходится, тогда как снижение имело шансы спровоцировать еще один среднесрочный виток роста инфляции.

 

Сейчас, однако, в решении регулятора можно увидеть небольшую долю уступки, потому что при признаках восстановления определенных отраслей без усиления инфляционного давления и при благоприятной конъюнктуре сырьевого рынка решение придать рынку небольшой заряд позитива, а также показать, что инфляционные процессы правда находятся под контролем, может способствовать повышению доверия к регулятору, а также стать для инвесторов признаком восстановления экономики и помочь привлечь новые инвестиции в промышленность.

 

Снижение ставки было достаточно символичным, и большое влияние на рынок капитала и депозитов вряд ли окажет — банки сейчас больше ориентируются на собственные финансовые показатели и конкурентную среду, а не на ставку рефинансирования, и ставки по депозитам и кредитам начали снижаться уже весной, потому что банкам это было выгодно — следовательно, в ближайшее время вряд ли можно рассчитывать на еще один этап снижения без значимых макроэкономических поводов.

 

«При отсутствии внешних шоков ступенчатое снижение ставок вслед за ЦБ продолжится с некоторым запаздыванием»

 

Иван Уклеин, аналитик по банковским рейтингам RAEX (Эксперт РА):

 

— Наиболее важным фактором для снижения ключевой ставки является отсутствие реального экономического роста (или даже возможное снижение реального ВВП). Риски монетарной инфляции, по мнению ЦБ РФ, постепенно ослабевают, поэтому ключевая ставка снижается. Это должно привести к росту нетто-заимствований банками у ЦБ РФ и росту кредитования (в 2015 году наблюдалось существенное сокращение кредитования в РФ, в том числе из-за роста процентной ставки по кредитам).

 

Эффект зависимости ставок по вкладам и кредитам от ключевой ставки, безусловно, есть. Однако в зависимости от различных факторов формирования ликвидности банковского сектора бывают искажения (вклады под 22-23% при ставке 17% в конце декабря 2014 года; вклады под 9-10% при ставке 11% в мае 2016 года). Ставка по кредитам формируется не только стоимостью пассивов, но и «премией за риск». Полагаю, при отсутствии внешних шоков ступенчатое снижение ставок вслед за ЦБ продолжится с некоторым запаздыванием (надбавка за риск пока еще остается высокой).